О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Отмена применения акта амнистии >

1. Небесполезные жалобы в Тверской обл. суд осенью 2000 г.

     Итак, я не последовал совету адвоката Муратова и не стал направлять жалобу в Верховный суд РФ, а через неделю -12   октября  2000 года – я направил жалобу в порядке надзора на имя председателя Тверского областного суда Морозова В.А. Это была пустая трата времени и сил – председатель областного суда не имеет, как я впоследствии узнал, права рассматривать в порядке надзора дело, по которому вынесено решение президиумом этого суда. Наверное, я мог бы зайти в любую юридическую консультацию и об этом узнать. Но я уже не мог ни видеть адвокатов, ни разговаривать с ними.
     Затем, ознакомившись с Постановлением Государственной Думы РФ об амнистии от4 26.05.2000 г. №309-III ГД, я увидел в нем пункт, содержание которого прямо касалось меня. Пункт 8 этого постановления гласит: «Лица, подпадающие под действие Постановления об амнистии, не освобождаются от административного взыскания и от обязанности возместить вред, причиненный в результате совершенных ими противоправных действий».
     Я ощущал себя потерпевшим поражение, но сдаваться не хотелось: у меня же 18 марта 1998 года был заявлен иск о возмещении материального ущерба и морального вреда, а обвиняемые с их адвокатами – они признали это прямо на слушании - не имели против иска никаких возражений (спасибо адвокату Муратову). Поэтому еще через две недели - 28 октября - я написал заявление на имя прокурора Шалаева Ю.А., которое заканчивалось словами: «На основании ст. 53 УПК РСФСР прошу сообщить мне о мерах, принятых РОВД Калязинского района в части возмещения заявленного мной иска».
     Зря адвокат Муратов А.И. сам не сообщил мне об этом моем праве, указанном в Постановлении Государственной Думы. По всем законам он обязан был это сделать – слишком уж явный факт не в его пользу.
     Как-то на досуге я перечитал свою недавно отправленную жалобу в порядке надзора на имя председателя Тверского областного суда и обнаружил в ней опечатку – вместо слов «в порядке надзора» я написал «в порядке протеста». Переписал жалобу заново и 31 октября снова послал её в Тверской областной суд, сопроводив попутно телеграммой. Наверное, с такой же пользой кричит и машет руками вслед безнадежно уходящему поезду опоздавший.

     Созвучие слова "опоздавший" со словом "потерпевший" и смысловая их в некотором роде параллельность наводит на неприятные размышления. Но нас не так легко сломить: "За флажки!!! Жажда жизни сильней!".

     Время шло, ответа от председателя Тверского областного суда я не получал уже больше месяца,  и меня заинтересовал вопрос о том, обязан ли суд отвечать на мои жалобы? Пошарился на работе в базе данных «Консультант +»;  разыскал «Временную инструкцию по делопроизводству в районном суде», статья 40 которой гласит: «Заявления, поданные с нарушением требований статей 125.2-125.5, 126 и 127 ГПК РСФСР или не оплаченные госпошлиной, по определению суда остаются без движения. Истцу (заявителю) не позднее следующего рабочего дня направляется копия этого определения. В период установленного судьей срока заявления хранятся в особой папке».  
     И хотя в этой статье вопрос касался гражданского процессуального кодекса, я все же решил использовать эту информацию – особенного выбора у меня не было. Итак,     набравшись ума-разума, 20 ноября 2000 года я в третий раз направил свою бесполезную жалобу в порядке надзора на имя председателя Тверского областного суда Морозова и приложил к ней заявление, в котором, в частности, указал следующее: «В случае непринятия к производству по каким-либо основаниям моей жалобы в порядке надзора (прилагается в трех экземплярах) прошу направить в мой адрес соответствующее определение судьи в сроки, определенные «Временной инструкцией по делопроизводству в районном суде», утвержденной Приказом Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 января 1999 г. №8 (в редакции Приказа Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 24.08.1999 г. №94)».

     Но вот "прорезался" прокурор Калязинского района Шалаев:  тридцатого ноября, через двадцать один день после того как мое заявление от 28.11.2000 г., в котором я просил «сообщить мне о мерах, принятых РОВД Калязинского района в части возмещения заявленного мной иска»,  легло ему на стол, прокурор  направил мне свой ответ. Привожу его полностью:  «На Ваше обращение в прокуратуру Калязинского района по вопросу возмещения материального ущерба разъясняю следующее: прекращение на основании акта амнистии уголовного дела по обвинению Малькова и Виноградова не освобождает последних от обязанности возместить причиненный вред. Заявленное Вами исковое заявление с подтверждающими материальный ущерб документами было приобщено к материалам уголовного дела, в настоящее время находятся в нем и не могут быть из него изъяты.
     Для решения вопроса о возмещении материального ущерба и морального вреда рекомендую Вам направить в Калязинский районный суд новое исковое заявление с указанием местонахождения подтверждающих исковые требования документов в материалах уголовного дела №15096-96г.
».
     Итак, прокурор Шалаев советует мне написать новое исковое заявление и указать в нем листы дела с документами, подтверждающими мои исковые требования. Что-то не понравился мне этот ответ прокурора Шалаева.
     Прошу читателя запомнить содержание этого ответа – скоро пригодится.

     Надеюсь, читатель понимает, что подобный ответ требует времени  максимум двадцать минут – ведь для его подготовки не нужно было проводить каких бы то ни было расследований. На что ушли у прокурора Шалаева Ю.А. остальные двадцать дней? На какие переговоры? с кем? что решили? Скоро,  читатель, ты узнаешь и это.

     Вы думаете мне не было противно писать эти жалобы и заявления той промозглой осенью 2000 года, когда весь мир дрожал от восторга при одном слове «миллениум»? Нет, я не завидовал всему остальному миру: каждому, как говорится, свое.  Я готовил свой подарок к второму тысячелетнему юбилею нашей цивилизации.
     Наконец я получил ответ на свои жалобы на имя председателя Тверского областного суда. Дата отправки ответа 21.12.2000 г. – через две недели после доставки в суд  моего последнего заявления с указанием на обязанности судьи районного суда.
     По изощренности издевательства лично надо мной, как над потерпевшим по уголовному делу о тяжком и особо тяжком преступлениях, этот документ – в числе лидирующих. И.о. председателя  Тверского областного суда Климов Г.А. в этом письме пересказал вкратце содержание тех преступных постановлений президиума Тверского областного суда от 18 августа 2000 года:
президиум Тверского областного суда исключил из постановлений суда первой инстанции:
–        указание  судьи на необоснованность прекращения уголовного дела по статье 108 ч.1 (тяжкие телесные повреждения);
–        указание судьи о необходимости назначения и проведения по делу дополнительной судебно-медицинской экспертизы по факту смерти Гурской Н.А.;
–        о необходимости проведения следственного эксперимента.
Внимание, цитата: «В остальном постановление [судьи Лебедева] оставлено без изменения, протест  без удовлетворения».
     Ну и, видимо, самое главное в этом ответе, ради чего я писал эти жалобы осенью 2000 года: «Вторично рассматривать данный вопрос Тверской областной суд не вправе».

     Как там у Высоцкого: «На снегу кувыркаются волки, превратившись в живую мишень».
     Все эти три месяца моей переписки после моего последнего разговора с адвокатом Муратовым А.И. – октябрь, ноябрь и декабрь -  я «кувыркался на снегу» после «выстрелов» прокурора Тверской области Аникина А.А., судей Президиума Тверского областного суда Каневской Г.В., Сидорук Н.А. и Райкеса Б.С., а также адвоката Муратова А.И.  Я понимал, что они там все смеются надо мной, но мне нужен был ответ председателя Тверского областного суда. Не знаю сам - зачем.  Пусть наслаждаются своими выстрелами. И вот ответ был получен.
     Теперь остался только Верховный Суд. Я, конечно, понимал, что в такую организацию хорошо бы составлять жалобу с адвокатом, но это было уже исключено: наверное, что-то произошло уже на уровне моих генов. Или где-то в ином месте, "на самом верху", было принято решение, что пока адвокатов хватит.

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit