О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Отмена применения акта амнистии >

8. Повторное заявление в Калязинский суд и назначение даты слушания

Отдохнув неделю, я вспомнил, что имеется должок за судьей Лебедевым Л.М. – пять месяцев игнорировать исковое заявление о возмещении материального ущерба потерпевшего по уголовному делу о тяжких преступлениях – такое можно объяснить только преднамеренным нарушением прав потерпевшего. Именно теперь мне пригодилось то знание «Временной инструкции по делопроизводству в районном суде», которое я добыл в тяжелых боях с председателем Тверского областного суда осенью 2000 года. Мое заявление от 10 июля 2001 года на имя председателя Калязинского районного суда получилось лаконичным и красивым. По-видимому, оно получилось настолько убедительным, что судья Лебедев Л.М. немедленно, по его получении, принял решение о назначении слушания на 15 августа 2001 года, о чем выслал мне повестку и пояснительно-сопроводительную записку следующего содержания:
«
20. 07. 2001г. Суд разъясняет Вам, что в соответствии со ст.50 ГПК РСФСР каждая сторона (истец и ответчик) должна доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих исковых требований и возражений на заявленный иск, если таковые имеются.
Обязанность доказывания требований или возражения на них в судебном заседании лежит на сторонах (истце и ответчике).
Доказательства предоставляются истцом и ответчиком, другими заинтересованными лицами, участниками дела.
Суд может предложить истцу, ответчику, заинтересованным сторонам, участникам дела представить дополнительные доказательства и по ходатайству сторон оказывает им содействие в сборе доказательств.
Федеральный судья (подпись) Л.М.Лебедев
».

Письмо с повесткой и этим сообщением было отправлено из Калязина двадцатого июля 2001 года, а получено мной двадцать пятого числа того же месяца.
О каких дополнительных доказательствах может идти речь, если адвокаты обвиняемых на слушании в суде признали этот иск полностью? Никак судья Лебедев Людвиг Михайлович решил опять устроить балаган, как на первом слушании в мае 1997 года? Очень похоже! Как пел поэт в своей "Пародии на плохой детектив": «
Да, до этих штучек мастер, этот самый Джон Ланкастер!».
Я наконец-то понял, зачем я отсылал одиннадцатого января в Калязинский районный суд свое исковое заявление: я в очередной раз подставил им свою щеку, я хотел предоставить им еще одну возможность, хотя бы в самом малом, поступить по-человечески: а ну как судья Лебедев Л.М., не строя никаких препон, не ставя рогаток и не раскидывая ловчих сетей, в два счета примет очевидное решение и стукнет по столу воображаемым судейским молотком? Или, что допускается уголовно-процессуальным кодексом, Мальков вдруг возьмет и оплатит мне весь причиненный и доказанный материальный ущерб? Победителям иногда свойственно великодушие.

Я не исключаю, что кое-кто из читателей в очередной раз рассмеялся над этими моими рассуждениями и выразительно покрутил пальцем у виска. Рано крутите. К этому времени мне уже не раз довелось ощутить в груди некое сладостное чувство, которое ранее мне было неведомо – я начинал догадываться, что всё, что со мной происходит, где-то уже написано. И что если я буду поступать по совести, то всё будет так, как я хочу – так, как это и должно быть. Мне только следует не торопиться и довериться судьбе.
На слушание по моему иску я решил не ехать – закон такое допускает. Поэтому я послал в Калязинский районный суд дополнительное заявление от 02.08.2001 г., в котором, указал, что все доказательства по иску находятся в уголовном деле, что на слушании 18 марта 1998 года представителями ответчиков было заявлено, что они не имеют возражений против представленных в моем исковом заявлении доказательств, и что «Таким образом, сторонами ответчиков были признаны факты, на которых я основывал и основываю свои требования, что, в силу ст. 60 ГПК РСФСР, освобождает меня от необходимости дальнейшего доказывания этих фактов». Поэтому и попросил «рассмотреть мое исковое заявление от 11 января 2001 года в мое отсутствие и направить мне копию решения суда».

Мне было интересно, чем закончится суд – какое решение примет верховный правитель Калязинского района председатель районного суда судья Лебедев Людвиг Михайлович; где находится граница разумного поведения человека, обладающего верховной властью?
За пять дней до назначенной даты почтальон принес телеграмму из Калязина: «=Дело отложено о дате назначения сообщим дополнительно = Пред суда Лебедев Л М-».

Как ни противно моей душе было снова звонить в Калязин, но двадцать первого августа 2001 года я все же это сделал. Судья Лебедев оказался на месте: по телефону – сама любезность: «Почему Вы совсем не звоните? Мы тут ищем уголовное дело, и не можем найти. Как дело найдется – сообщим обязательно».

Ха-ха-ха!!! Как говорится: "Картина Репина - "Приплыли". Вот оно – откровение! Я в очередной раз подставил «другую щеку» и в очередной раз получил смачную оплеуху с оттяжкой. Смею вас уверить: знаете, уже и не так больно. Но зато сколько новой информации! особенно если перечитать статью 52 Конституции Российской Федерации: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшем доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».
Простите, а "Государство" – это кто?
Что-то сдается мне, что Государство – это все эти следователи, прокуроры, судьи и судмедэксперты. Не буду перечислять фамилий. И они же сами себя контролируют.

Одна интригующая неясность: ведь если судья Лебедев Л.М. назначил слушание на 15 августа 2001 года по иску, основанному на материалах уголовного дела, значит, судье было известно местонахождение дела? Значит, дело находилось в суде? Интересно, что об этом говорит закон?

ВОПРОС 103: Где должно находиться уголовное дело, прекращенное следователем РОВД? ГОЛОСОВАТЬ

И интересовался ли судья Лебедев Л.М. нахождением уголовного дела в течение семи месяцев – с января по август 2001 года? И если интересовался (а как же иначе?), и не мог его найти, то почему молчал и не сообщал мне – потерпевшему по уголовному делу - об этом?
Да, читатель, когда мы читаем книжку - нам все кажется просто и понятно. Но когда мы сами являемся участниками происходящих вокруг нас и вместе с нами событий – такое случается не всегда. В этом конкретном случае, я полагаю, у читателя уже не осталось никаких иллюзий насчет того, что случилось с уголовным делом в четырех томах – дело решили «ПО-ТЕ-РЯТЬ». Почему-то вспомнилось, как адвокат Малькова Окунь Марк Исакович громогласно закончил свое выступление в прениях на слушании 26 мая 1997 года: "О-ПРАВ-ДАТЬ!!! "
Верховную власть в таком городке, как Калязин, представляют трое: судья, прокурор и начальник РОВД (в нашем случае – заместитель начальника РОВД по следствию). И все к этому делу причастны. Поэтому решение об утере дела должно было быть «коллегиальным». Посмотрим.
А ведь они могли и не "ударить по щеке" на этот раз. Судья Лебедев Л.М. мог провести слушание в мое отсутствие (о чем я и просил), мог присудить Малькову с Виноградовым полное возмещение материального ущерба (около двадцати семи тысяч рублей) и какую-то часть морального вреда (сто тысяч). И возмещали бы они потом двадцать лет по сто рублей в месяц.
Нужно было только проявить чуть-чуть великодушия к поверженному. Нет, читатель! Это мое «независимое расследование» еще раз доказывает мою теорему №7 (что великодушие – это неотъемлемая часть разума): есть разум – есть и великодушие, великодушия нет – значит ты туп, как пробка, сколько бы денег ты ни зарабатывал, как бы тебя ни хвалили подчиненные тебе люди. И в этом читатель может убедиться на следующих страницах. Как все калязинские еще пожалеют об этом своем решении - утерять уголовное дело!

Вперед   Концы в воду - сообщения судьи Лебедева и прокурора Шалаева об утере уголовного дела

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit