О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Отмена применения акта амнистии >

18. Жалоба в Генеральную прокуратуру РФ от 18 января 2002 г.

Конечно же, планета Луна оказывают свое влияние на нас, жителей Земли: ровно через месяц после моей поездки в Тверь, 18 января 2002 года, я снова заходил в известную мне арку на бывшей Советской (ныне - Тверской) площади: я принес свое очередное заявление в приемную Генеральной прокуратуры РФ - семнадцать страниц, плюс пятьдесят шесть приложений на 119 листах.
  В кабинет 21 – рядом с тем, в котором я разговаривал летом 1997 года с Валентиной Алексеевной Строковой. Суть жалобы я взял из письма Следственного комитета при МВД РФ – отменить решения по уголовному делу, как незаконные и необоснованные, и – назначить повторную (комиссионную) судебно-медицинскую экспертизу по факту смерти жены.
На сей раз принимал меня мужчина - Корин В.И. По первому взгляду на него я бы вообще не сказал, что этот очень просто одетый человек с лицом мясника на пенсии имеет хоть какое-то отношение к той организации, в стенах которой мы оба в тот момент находились. Он взял мою жалобу, прочитал половину первой страницы, возмутился тем, что жалоба такая длинная: «Содержание ваших жалоб никто не читает! Нужна только резюмирующая часть». Стал читать последнюю страницу: «Ваша жалоба написана так, что я не знаю, в какой отдел ее направить!». Затем он задал несколько вопросов в исключительно нервном тоне. И это в десять часов утра! Какой же он будет к вечеру? Мне казалось, что в текст он совсем не вчитывается, а просто резко перекидывает страницы моей жалобы. Но вдруг он задал очень точный вопрос:
- Жена умерла на месте?
- На месте, - отвечаю. - Есть показания милиционеров об этом. А в постановлении о прекращении дела – ложь.
- Милиционеры всегда пьяные. Им верить нельзя.
Затем он проверил наличие некоторых документов в приложениях, после чего написал мне на открытке входящий номер моей жалобы (18.01.02 №15/3-960-97) и слова: «Ваше обращение по уг. делу №15096 направлено в 1 упр. ГП РФ».

Подготовка жалобы для меня – всегда предельно мучительный процесс: сначала я, убедившись в совершенной необходимости этой жалобы (отступать некуда), несколько дней раскачиваюсь – ломаю в себе естественное сопротивление организма перед столь болезненной для него процедурой, потом за два выходных дня (и одну ночь) пишу весь текст, и после еще неделю исправляю ошибки, готовлю копии документов –приложений к жалобе. К моменту окончания работы над жалобой я уже ненавижу её, она жжет мне руки, занимает все мое существо. И поэтому мне нужно немедленно от неё освободиться.
Но когда жалобу отправишь, испытываешь великое облегчение.
Однако, выходя 18 января 2002 года из ворот Генеральной прокуратуры РФ на бывшую Советскую площадь, я почувствовал себя уставшим. Я вдруг понял, что все мои усилия бесполезны, правды мне не добиться, и пора браться за конкретное дело – нужно делать то, о чем я писал в письме к Солженицину – нужно делать сайт.
Когда я работал над этой жалобой от 18.01.2002 г., я долго колебался – указывать мне в ней или нет про эпизод моего неформального визита с адвокатом Волковым В.М. 8 сентября 1997 года в здание Генеральной прокуратуры РФ на Кузнецком мосту. В конце концов я решил, что про бывшего следователя Генеральной прокуратуры адвоката Волкова В.М. я написать обязан – иначе в этом деле многое будет совершенно непонятным. Таким образом, я написал про наш с Волковым визит к начальнику отдела криминалистики Исаенко В.Н., и про визит в это же знание Генеральной прокуратуры на следующий день, когда адвокат Волков В.Н., взяв мое заявление, оставил меня в проходной и скрылся в серых коридорах. Про тайную вечерю в Генеральной прокуратуре я решил в этой жалобе не писать. Считаю – правильно. Но в этой моей жалобе от 18.01.2002 г., чтобы объяснить всё происходящее с моим делом, мне пришлось посвятить работе по моему делу бывшего следователя Генеральной прокуратуры адвоката Волкова В.М. около двух страниц. Эти две странички я завершил следующим выводом:
« По моему мнению, откровенное пренебрежение законом в деле о тяжких преступлениях прокурором Калязинского района Тверской области Шалаевым Ю.А., заместителем прокурора Тверской области Виноградовым О.Н. и прокурором Тверской области Аникиным А.А., их убежденность в отсутствии контроля со стороны Генеральной прокуратуры, имеет прямую связь с деятельностью бывшего представителя моих интересов бывшего следователя Генеральной прокуратуры адвоката Волкова В.М.».
Я рассуждал следующим образом: не исключено, что адвокат Волков В.М. принимает какие-то незаконные меры для контроля моих жалоб. И поэтому я должен в своей жалобе этот фактор учесть. И исключить. Получилось ли это у меня - скоро узнаете

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit