О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Отмена применения акта амнистии >

19. Ответ министерства здравоохранения на мою жалобу от 11.10.2001 г.

    Восьмого февраля 2002 года я получил ответ из Министерства здравоохранения от 31.01.2002 г. №102/Г.  Отвечать было поручено департаменту организации и развития медицинской помощи населению. Из многочисленных доказательств незаконности и необоснованности заключений четырех судебно-медицинских экспертиз по факту смерти моей жены заместитель руководителя Департамента А.С.Юрьев решил ответить только на два.
     Если читатель помнит, постановлением суда от 18.03.1998 г., того самого суда, в котором принимал участие адвокат Муратов А.И.,  заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы Республиканского центра СМЭ №56/41 от 24.12.96 г. было признано незаконным ввиду отсутствия соответствующего постановления  следователя.
     И вот что по этому поводу пишет «Заместитель руководителя Департамента» А.С.Юрьев:
     «Заключение экспертов №56/41 от 24.12.96 г., было выполнено по письменному поручению следователя прокуратуры Калязинского района Бородкина О.В. от 16.12.96 г. №15196. Данное поручение не могло быть проигнорировано, так как содержало дополнительные вопросы, возникшие у следствия после получения результатов повторной судебно-медицинской экспертизы, выполненной экспертами Российского центра судебно-медицинской экспертизы ранее».
     Таким образом, ответственный работник министерства здравоохранения  РФ утверждает, что эксперту позволительно нарушать УПК РФ. А.С.Юрьев, прежде чем ставить свою подпись под документом, должен был бы открыть Уголовно-процессуальный кодекс РФ и в статье 195 увидеть:
«Статья 195. Порядок назначения судебной экспертизы
1. Признав необходимым назначение судебной экспертизы, следователь выносит об этом постановление, а в случаях, предусмотренных пунктом 3 части второй статьи 29 настоящего Кодекса, возбуждает перед судом ходатайство…
».
     А если бы этот ответственный работник минздрава РФ Юрьев А.С. хотя бы один раз взял в руки заключение любой экспертизы, он бы увидел, что на бланке в самом низу напечатано мелким типографским шрифтом следующее: «Заключение» составляется при наличии постановления органов внутренних дел, прокуратуры, определения суда».

     Следующее утверждение А.С. Юрьева я не имею возможности опровергнуть так же аргументированно, как и предыдущее, но, я догадываюсь, что законность этого утверждения находится на том же уровне. Предоставляю читателю возможность самому это оценить:
    «Устанавливать силу удара на основании показаний свидетелей, схем расположения Гурской Н.А. до и после нанесения ей удара при отсутствии достоверных судебно-медицинских критериев – невозможно».
     Почему остальные положения моей жалобы в Министерство здравоохранения оставлены без внимания  -  читатель может догадаться сам. Что это за положения? Я о них уже рассказывал: уничтожение судмедэкспертом вещественных доказательств – окровавленной одежды жены, а также моей куртки со следами крови жены, фальсификация размеров телесных повреждений на голове моей жены, нарушение положений ведомственных инструкций о порядке производства экспертизы (нет результатов  исследования  височной кости и шейного отдела позвоночника).

     Удовлетворил ли меня этот ответ Министерства здравоохранения РФ? Конечно - нет. Но, во всяком случае – решил я – они там мою жалобу читали, два с половиной месяца она там наверняка бродила, будоражила казенный люд, наверняка жалобу читал Главный судмедэксперт России генерал майор медицинской службы Томилин В.В., против которого (в частности) я просил в этой жалобе провести служебное расследование; и, я полагаю, Томилин В.В. имел свой разговор с адвокатом Гоцевым М.В.; и уж теперь то адвоката Гоцева М.В. не подпустят на пушечный выстрел к Республиканскому центру СМЭ на Садово-Кудринской улице, а сам Томилин В.В. десять раз подумает и перечитает уголовное дело, прежде чем в следующий раз поставить свою подпись под чем-либо,  подобным заключениям, сделанным его экспертами Шишковым Т.Т., Осипенковой Т.А. и Барановой М.Я. по моему делу.
     Так я думал, получив в очередной раз  "удар по другой щеке". Я пока не догадывался, что спустя несколько месяцев  эта моя жалоба будет иметь серьезное продолжение. Но для этого в дело должны были вмешаться более существенные силы.

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit