О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Отмена применения акта амнистии >

26. Постановление "гражданина начальника" - следователя Кашинской прокуратуры Овсеенко Е.В.

Восемнадцатого мая 2002 года я получил по почте постановление следователя межрайонной прокуратуры Кашинского района младшего советника юстиции Овсеенко Е.В. о прекращении уголовного дела в части причинения мне тяжких телесных повреждений. Постановление утверждено прокурором Кашинского района Белянкиной Е.Б.
Как же так? Я не верил своим глазам: прокурор области Аникин А.А. отменил постановление о прекращении уголовного дела вследствие амнистии, прокурор области отменил постановление о прекращении уголовного дела в части причинения мне тяжких телесных повреждений, а следователь прокуратуры Кашинского района Овсеенко снова прекращает это уголовное дело! Что-то я не понимаю: где же здесь наша законная выстраданная многочисленным электоратом «вертикаль власти»?
Я еще раз перечитал постановление прокурора Тверской области Аникина А.А. об отмене названных постановлений следователя Виноградова Ю.Н. и вот что я обнаружил: дело в том, что в заключительной части письма прокурора Тверской области в мой адрес указано, что
«Постановления следователя СО при Калязинском РОВД Виноградова Ю.Н. от 7 января 1999 г. о прекращении уголовного дела в отношении Малькова И.В. и Виноградова Э.В. по факту причинения Вам тяжких телесных повреждений, от 26 сентября 2000 г. о прекращении уголовного дела №15096 в связи с амнистией – отменены, как незаконные». [выделено мной]
Как же так? Это какие же законы были нарушены при вынесении этих постановлений? Почему не указано? Я-то в своих жалобах писал, что эти постановления необоснованны и противоречат материалам уголовного дела, доказательствам. Но прокурор Тверской области Аникин А.А. отменил эти постановления совсем по другой причине – «как незаконные».
Постановление может быть признано незаконным по причине случайного нарушения следователем какого-либо требования УПК (например, следователь, начав расследование, забыл вынести постановление о принятии дела к производству), а вот необоснованным постановление о прекращении уголовного дела обычно бывает по причине получения этим следователем взятки от преступника, то есть в результате совершения следователем преступления. В чем, собственно, мне лично в присутствии адвоката Муратова А.И. и признался следователь Виноградов Юрий Николаевич. А поскольку следователь всегда работает под руководством прокурора, то прокурору невыгодо отменять постановление о прекращении уголовного дела по причине его необоснованности. Очевидно, что, касательно умысла следователя, то незаконность и необоснованность - две совершенно разные причины прекращения уголовного дела.
Что говорит о такой ситуации закон? В части первой статье 214 УПК РФ указано следующее: "Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу."
Очевидно, что закон уравнивает эти две причины, что является, безусловно, еще одной щелью, через которую питается преступность с помощью упомянутых выше прокуроров и следователей. Этот закон следует дополнить примерно следующим образом: "...При этом прокурор в своем решении об отмене постановления о прекращении уголовного дела обязан указать конкретные статьи законов, которые были нарушены отменяемым признанным незаконным постановлением, а также обязан указать конкретные факты из материалов уголовного дела, указывающие на необоснованность постановления следователя".
Присвоим этому безусловно сомнительному закону (ст.214 УПК РФ) следующий по порядку номер - СЗ №8.
Итак, если следователь проведет новое дополнительное расследование с дотошным соблюдением всех требований УПК, но опять прекратит дело «за недоказанностью», то и нельзя будет его обжаловать? А прокурор Тверской области Аникин А.А. отчитается перед Генеральной прокуратурой о выполнении поручения и – всё?
Да, не прав я был насчет «вертикали власти» - вертикаль сработала безукоризненно. Только вот начало свое эта «вертикаль» берет там – ночью на большой дороге, где
Мальков с Виноградовым убивали мою жену и меня. Самое время задать сейчас себе очередной вопрос.

ВОПРОС 114: Если судить по этому уголовному делу, где в действительности берет свое начало «вертикаль власти»: в кабинете Генерального прокурора РФ или там, на месте преступления? ГОЛОСОВАТЬ

А что на тему «вертикали власти» написано в Законе о прокуратуре РФ? Читаем п.1 статьи 4: Принципы организации и деятельности прокуратуры Российской Федерации
«1. Прокуратура Российской Федерации составляет единую федеральную централизованную систему органов (далее - органы прокуратуры) и учреждений и действует на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации» [выделено мной].
Да, насчет прокурорских работников старинного русского города Кашина теперь я могу точно сказать, что от Калязинских они не отличаются. Как, наверное, и от всех остальных. Все они «действуют на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим», и если «вышестоящий» пересчитывает халявные заграничные костюмы и на чужие денежки кувыркается с проститутками, то что, по вашему, остается делать «нижестоящему»? Именно то, что делают на наших глазах все выше перечисленные следователи прокуратуры и прокуроры.

Однако необходимо отметить, что закон содержит статью, которая предоставляет возможность следователю иметь свое, отличное от прокурорского, мнение по расследуемому уголовному делу. В статье 38 ч.3 УПК РФ указано:
«
3. Следователь вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений в случае несогласия со следующими решениями или указаниями прокурора:
1) о привлечении лица в качестве обвиняемого;
2) о квалификации преступления;
3) об объеме обвинения;
4) об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого;
5) об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий;
6) о направлении уголовного дела в суд или его прекращении;
7) об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия.
4. В случаях, предусмотренных частью третьей настоящей статьи, прокурор отменяет указание нижестоящего прокурора или поручает производство предварительного следствия по данному уголовному делу другому следователю
».
Итак, что мы имеем? Начальником следователя Кашинской районной прокуратуры Овсеенко Е.В. является прокурор Кашинского района Белянкина Е.Б. Надо полагать, что именно ее «устные указания» исполнял следователь Овсеенко, когда прекращал уголовное это дело. Но если бы он осмелился этих указаний не послушать, то, в соответствии с законом (статьей 38 УПК РФ) он мог подать заявление на имя заместителя прокурора Тверской области по следствию Виноградова О.Н. Какой был бы ответ – понимаете сами. А что говорит об этой ситуации Федеральный закон о прокуратуре РФ? Часть 3 статьи 43 гласит: "Право на выход в отставку имеют прокуроры и следователи органов прокуратуры. Основаниями для выхода в отставку являются: ...б) несогласие с решениями или действиями государственного органа или вышестоящего руководителя". Вдумайся в формулировку, читатель: если нижестоящий прокурор не согласен с тем, что вышестоящий прокурор освобождает убийцу от наказания, то у этого нижестоящего прокурора есть только один выход - уйти в отставку.

Я напомню, читатель, сколько следователей занимались этим уголовным делом:
- Давыдов В.М., следователь следственного отдела при РОВД Калязинского района;
- Бородкин О.В., следователь прокуратуры Калязинского района;
- Виноградов Ю.Н., следователь следственного отдела при РОВД Калязинского района;
- Лисицин А.Н., следователь следственного отдела при РОВД Калязинского района;
- Овсеенко Е.В., следователь прокуратуры Кашинского района;
(список будет продолжен).
Но никто из них почему-то не воспользовался правом, предоставленным ему статьей 38 УПК РФ. А майор юстиции следователь Виноградов Ю.Н. вообще открыто (не могу сказать «честно», потому как о какой такой "чести" в данной ситуации вообще может идти речь?) сказал, что «надо же на что-то жить».
Нет, все-таки не дотянул следователь прокуратуры Кашинского района Овсеенко Е.В., (невзирая на свое внешнее совпадение с актером Юрием Степановым) до героя сериала «Гражданин начальник». Если кто не смотрел этот сериал, я позволю себе краткий вольный пересказ начала этого очень неплохо, по моему мнению, сделанного фильма (я имею в виду самый первый сериал). История начинается с того, что рядовому следователю прокуратуры города областного масштаба руководство поручает расследование убийства, и при этом дает этому следователю устное "указание" (все в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом РФ и Федеральным законом о прокуратуре РФ), какой результат этот следователь должен получить. Однако следователю – "шлея под хвост", и он говорит себе примерно следующие слова: "Все! Надоело! Или я расследую это дело как положено - по закону, или я останусь дерьмом на всю свою оставшуюся жизнь". С этого и начинаются сюжетные коллизии фильма. Так что у следователя Кашинской межрайонной прокуратуры Овсеенко Егора Васильевича, главный выбор, повидимому, еще впереди.
(А какой именно выбор сделает следователь прокуратуры Овсеенко Е.В., читателю скоро станет известно).
Кое-кто из читателей, из тех, которые привыкли винить в творящемся в нашей стране беззаконии милицию, может указать, что в этом списке против двух следователей прокуратуры три следователя милиции. Хочу напомнить читателю мою первую теорему - теорему Справедливости №1: «
За преступником-милиционером всегда стоит прокурор-преступник».
Итак, постановление следователя прокуратуры Кашинского района Овсеенко Е.В. об очередном прекращении уголовного дела было «заключительным аккордом» реакции Генеральной прокуратуры РФ на мою жалобу от 18 января 2002 года. Но в этой надзирающей за исполнением законов России организации находилась на рассмотрении еще одна моя жалоба – от 11 апреля 2002 г. - жалоба о незаконности и необоснованности прекращения уголовного дела в части убийства моей жены. К тому же начинала предпринимать определенные действия помощник депутата Гудкова Г.В. Татьяна Владимировна Скрипкина. В мае 2002 года мы виделись с ней только один раз – я передал ей некоторые дополнительные документы - мне было очень важно, чтобы она владела всеми фактами по уголовному делу. А дальше – будь что будет. От меня уже ничего не зависело, поэтому я старался не докучать занятому человеку.

 Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit