О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Последний круг >

5. Остановка "Театр кукол"

Знакомиться с результатами расследования следователь Шашков Д.А. сначала пригласил меня на четвертое марта 2003 года. Ровно шесть лет назад, именно 4 марта 1997 года я ездил с адвокатом Волковым В.М. в суд славного города Калязина знакомиться с уголовным делом, а адвокат Волков В.М. похвалялся перед судьей Лебедевым Л.М. телефонным справочником Генеральной прокуратуры Р.Ф.
Однако накануне следователь Шашков позвонил мне и сказал, что, в связи с его занятостью (под Тверью разбился самолет L-410 с группой парашютистов), он просит меня приехать не четвертого, а шестого марта. Что ж, шестое марта - тоже дата: именно шестого марта была опубликована в газете "МК" статья журналистки Ольги Богуславской, именно шестого марта каждый год моя жена Наталья пекла блины - поминала своего отца: это был день его рождения. Он утонул, спасая других людей.

Мимолетная встреча с прокурором Виноградовым О.Н.

 6 марта 2003 я приехал в Тверь как обычно – на автобусе. Вышел на остановке «Театр кукол», и вошел на огороженную территорию скрытого во дворах новенького двухэтажного особнячка Тверской областной прокуратуры. Встречным курсом мимо меня стремительно прошла группа людей в штатском, на которых я не обратил особого внимания – в памяти осталась только моментальная фотография образа этой группы: впереди решительно шагал главный – крупный, высокого роста в длинном
черном пальто мужчина лет пятидесяти; за ним – трое, но смотрелись они по сравнению с первым жидковато – как будто перебирали ногами в два раза чаще.
Когда я поднялся на ступеньки двухэтажного здания прокуратуры, то увидел, что обычно ничего не делающий пенсионного возраста привратник, в обязанности которого входит, как я догадываюсь, только следить за тем, кто входит и кто выходит из этого чистого уютного особнячка, на сей раз вел себя исключительно активно – он делал частые-частые движения веником по бетонной поверхности крыльца, ежесекундно бросая взгляды в сторону удаляющейся «группы товарищей». Я, остановившись в ожидании у входа, сказал ему, что, мол, хорош, отец, – все равно сейчас натопчут. На что старик, не переставая усердно работать веником, сначала показал пальцем в сторону почти уже удалившейся группы, а после, тем же пальцем многозначительно показал вверх, и произнес: «Хозяин!». Я понял, что навстречу мне попался заместитель прокурора Тверской области по следствию Виноградов Олег Николаевич – собственной персоной. Именно тот человек, который трем прокурорам Тверской области – Парчевскому, Федулову и Аникину методично подсовывал на подпись (а может, просто клал на стол, не затрудняясь объяснить) преступные протесты в порядке надзора, чтобы незаконно и необоснованно амнистировать Малькова - убийцу моей жены, и по требованию именно этого человека все три прокурора Тверской области молча их подписывали. Как будто сейчас, в этой проследовавшей мимо меня группе прокуроров за Виноградовым О.Н. бежали трусцой не его нынешние спутники, а именно они – его начальники - прокуроры Тверской области Парчевский, Федулов и Аникин. Как тут не вспомнить протест в порядке надзора прокурора Парчевского от 24 марта 2000 года, на котором рукой его заместителя - прокурора Виноградова О.Н. написано: «Протест отзываю», и его подпись – слившиеся в одном замысловатом вензеле три буквы «В», «О» и «Н». Это же прямое нарушение статьи 37 Федерального закона о прокуратуре ("Протест на  решение,  приговор,  определение или постановление суда  до  начала  его  рассмотрения  судом  может   быть   отозван прокурором, принесшим протест").
Невольно задумаешься об объеме реальной власти, находящейся в руках – не Генерального прокурора России, не прокурора области, а именно заместителя прокурора области (субъекта Федерации) по следствию: ему подчиняются все районные прокуроры, все следователи прокуратуры, и все, как читатель уже, наверное, успел заметить, следователи милиции. Но только ли они подчиняются заместителю прокурора области по следствию?

ВОПРОС 142: Если тому же преступнику, которого прокурор незаконно освободил от ответственности за убийство, передадут некую личную просьбу заместителя прокурора области по следствию, не постарается ли тот ее исполнить? ГОЛОСОВАТЬ

Правомерность трех следующих вопросов естественно вытекает из приведенных в этом повествовании фактов, а также подтверждается статистикой:
"14 миллионов преступлений остались нераскрытыми за последние шесть с половиной лет. Только убийств, следствие по которым приостановлено, свыше 90 тысяч. Такова сегодняшняя тревожная статистика, полученная корреспондентом "РГ" в российском МВД." "Российская газета" - Центральный выпуск №4444 от 20 августа 2007 г. (http://www.rg.ru/2007/08/20/neraskrytye.html)

ВОПРОС 143: Если бы тогда, восьмого августа 1996 года на вокзале города Кашина, те два Калязинских бойца смогли осуществить задуманное (придушить меня где-нибудь в тамбуре), стал бы искать этих «исполнителей» так похожий на актера из сериала «Гражданин начальник» Юрия Степанова следователь прокуратуры Кашинского района Овсеенко Егор Васильевич? ГОЛОСОВАТЬ

ВОПРОС 144: А если бы стал искать и нашел, то не получил бы он устное указание от своего начальства прекратить это уголовное дело? ГОЛОСОВАТЬ

ВОПРОС 145: А если бы Овсеенко Егор Васильевич получил такое указание, то стал бы он этим возмущаться и строчить соответствующее заявление вышестоящему прокурору? ГОЛОСОВАТЬ

Эти стремительно движущиеся мне навстречу – все в черном по белому снегу – четыре прокурора напомнили мне другую картину, случайно виденную мной в юности, она тоже врезалась мне в память. Не помню уже как я попал с моим другом Серегой Алешниковым в конце мая месяца в подмосковный лес в районе Опалихи - мы шли тропинкой через поляну. Нам было лет по тринадцать. Был солнечный день. Всё окружающее нас пространство было наполнено буйной весенней зеленью, луговыми цветами, деловым жужжанием насекомых и беззаботным щебетанием птиц. И вдруг нам навстречу скорым шагом прошли и исчезли в зелени леса четверо в военной форме: впереди решительно шел необыкновенно маленького роста генерал в лампасах, а за ним два офицера и один солдат. Сколько уверенности и силы было в облике этого генерала. Как он был красив. И эти трое следовавших за ним военных сами излучали силу, уверенность и уважение к своему генералу. В то время я еще не был свободен от своих мальчишеских комплексов, и потому, наверное, и запомнил я того генерала и всю эту четверку. Я всю жизнь вспоминаю эту картину. Откуда в этом низкорослом человеке такое очевидное ощущение собственной силы? И я не могу найти другого объяснения - только от ощущения собственной правоты. И от ощущения того, что эта – его личная – правота, правда является правдой всего его народа. Не больше и не меньше. Наверное, этот генерал прошел всю войну - это была весна одна тысяча девятьсот шестидесятого года.
А трое из этих четырех прокуроров явно боялись идущего первым. Как и тот пенсионер-привратник.
Сила добра в правде, а сила зла – в трусости.

Почему-то эти четверо в черном напомнили мне еще одну картину. Даже не картину, а эпизод. Но он мне тоже запомнился навсегда. Я был тогда уже достаточно физически крепким юношей – регулярные занятия спортивным плаванием давали определенный результат. Была весна, на улице было тепло и солнечно. С залитой солнечным светом улицы я вбежал в полутемный сумрак своего подъезда, легко взлетел по ступенькам ведущей к лифту лестницы и словно наткнулся на стоящего возле двери лифта странного серого человека: он был высокого роста, но не гигант, худой, но не слабый – его кости были, наверное, в два раза толще моих, громадные руки; одет он был настолько просто, что именно это поначалу и привлекло мое внимание – длинное старое, под шинель, цвета хаки тонкое нечистое пальто (может, это и была шинель), грубые ботинки, за спиной – пустой холщевый рюкзачок, лицо серое, глаза угрюмые, но абсолютно спокойные, сильные. Вошли в лифт. Я назвал свой этаж и спросил его: «Вам выше?». Он, молча, не сводя с меня своих тяжелых глаз, кивнул в ответ. В лифте я повернулся к нему спиной и нажал на кнопку своего этажа. Пока поднимался этот лифт я испытал такое напряжение, какое не испытывал больше никогда в жизни: я всем своим существом ощущал, что у этого человека за моей спиной нет ни физического, ни морального барьера - схвати он меня сейчас своей стальной клешней за шею, и я ничего не смогу сделать – перекусит, как проволоку клещами. Я физически ощущал, что рядом со мной в лифте ехала смерть. С каким облегчением через несколько секунд я вырвался из этого лифта на своем этаже – не передать словами. Это была не трусость. Трусость проходит через мозг, а это было что-то животное. Как если бы я стоял спиной к змее или крокодилу - к существу без мозга, к существу, у которого вместо мозга - микроскопический процессор, в котором запрограммирован только один-единственный рефлекс - убить ближнего. И потом сожрать.
Позже я об этом человеке много думал, и решил, что он, наверное, только что вышел из длительного заключения. И, конечно же, это был убийца. Зачем он ехал с пустым рюкзаком на последний этаж? Кто его знает! Ни о каких происшествиях в нашем подъезде я в те дни не слышал. Может быть тот человек понял, что я обратил на него внимание, и решил изменить свои планы? Не знаю. Но я точно ощущал его мысли за моей спиной в лифте - он в течение этих двадцати секунд, пока поднимался лифт и я стоял к нему спиной, принимал решение, что со мной делать.
И вот сейчас, увидев этих четырех прокуроров в черном на белом снегу, и увидев реакцию пенсионера-привратника, я почему-то вспомнил того человека в лифте – словно это именно он шел в длинном черном пальто первым в этой четверке, тот нечистый человек-убийца из лифта.
Как чист был тот маленького роста генерал, и сколько смерти было в этих прокурорах!
Значительно позже я найду в интернете коллективную фотографию прокуроров Тверской областной прокуратуры, напечатанную в тверском еженедельнике "Караван + Я" в хвалебной статье, приуроченной к Дню работника прокуратуры, который они отмечают (если кто не знает) 12 января.
Предлагаю читателю сначала самому определить на фото заместителя прокурора Тверской области по следствию Виноградова О.Н. - таким образом проверить точность моего описания человека после этой мимолетной встречи.


На фото: Январь 2004 года. Руководство прокуратуры Тверской области, межрайонные и районные прокуроры (слева направо):


4-й ряд - А.В. Башилов, О.А. Александров, А.А. Власов, Ю.С. Татинцев, С.Л. Горячева, Б.Л. Королев, С.Л. Кокорев;

3-й ряд - Н.П. Дрыжак, Ю.А. Шалаев, В.М. Паламарчук, Е.Б. Белянкина, Г.Н. Воробьева, А.Б. Якунин;

2-й ряд - Ю.А. Кочановский, Т.Г. Нуштаев, А.И. Андреев, А.С. Сируков, О.Г. Перкин, А.И. Туманов, Ю.Д. Федичкин;

1-й ряд - Ю.К. Никитин, В.А. Федулов, А.А. Аникин, О.Н. Виноградов, С.М. Шелгунов;
5-й ряд - Н.К. Вишнякова, Н.В. Кириллова, И.В. Виноградова, В.В. Волков, Э.О. Ирачек, С.М. Щелкунов, В.В. Безручко;
6-й ряд - В.И. Маклаков, В.А. Смирнов, Т.И. Меладзе, А.И. Яковлев, Е.В. Оанча, В.В. Селезнев;
7-й ряд - С.А. Глебов, Н.Н. Виноградова, С.А. Орлов, Д.В. Коданев, А.В. Кустов, А.Н. Пенязь, Б.А. Дурманов.


Итак, я снова в кабинете следователя Шашкова Д.А. Он дал мне уголовное дело, и я разместился здесь же в его кабинете на стуле. Ни отдельной комнаты, ни стола мне предоставлено не было. В кабинете постоянно сидели, заходили и выходили какие-то люди - серьезно работать было невозможно. Даже когда следователь Шашков ушел на обед и освободил свой стол, пришел какой-то парень и полтора часа играл на его компьютере. Мне даже показалось, что следователь Шашков специально не дает мне возможности работать.  Но я не гордый. Что нужно искать в уголовном деле я себе представлял.
Во-первых, в уголовном деле не было сведений о том, какие спортивные кружки вел Мальков в школе и после работы в школе - работая спортивным инструктором на фабрике "Красный швейник" города Калязина. Я немедленно задал этот вопрос Шашкову, на что был получен следующий ответ: "Запрос я направил, но ответа я не получил. Что я могу поделать?".
Во-вторых, в ответ на мое ходатайство об установлении судьбы окровавленной одежды жены (я просил еще проверить наличие соответствующей записи в "Журнале регистрации носильных вещей, материальных ценностей и вещественных доказательств") оказалось, что этот журнал заведующим судебно-медицинским отделением при ЦРБ г. Кашина Емельяновым В.Г. "утрачен" (журнал по закону должен храниться десять лет, а прошло всего шесть с хвостиком). Причина "утраты" – «аварийное состояние здания, в котором в то время размещалось бюро СМЭ» (л.д.199, т.4), возглавляемое Емельяновым В.Г.
Как хорошо, что в сентябре 2002 года, за два месяца до того, как были написаны Емельяновым В.Г. слова о причинах "утраты", я сфотографировал это здание. Целехонький деревянный домик с качественной кровлей - не затоплен, не сгорел, не рассыпался. Естественно возникает вопрос: можно ли считать такое объяснение причины утраты "Журнала регистрации носильных вещей, материальных ценностей и вещественных доказательств" удовлетворительной?

ВОПРОС 146: Можно ли считать указанную начальником СМО эксперта Емельянова В.Г. причину "утраты" "Журнала регистрации носильных вещей, материальных ценностей и вещественных доказательств" ("...ввиду аварийного состояния здания...") удовлетворительной? ГОЛОСОВАТЬ

И если ответ отрицательный, то

ВОПРОС 147: Достаточно ли оснований утверждать, что судмедэксперт Емельянов самолично уничтожил вещественное доказательство - окровавленную одежду убитой Гурской Н.А.? ГОЛОСОВАТЬ

И если ответ утвердительный, то
ВОПРОС 148: Достаточно ли оснований утверждать о заинтересованности судебно-медицинского эксперта Емельянова в результатах исследования? ГОЛОСОВАТЬ

И еще два естественных вопроса, вне зависимости от того, чью шкуру (кроме шкуры убийцы) спасал судмедэксперт Емельянов В.Г. - только свою или шкуры следователей и прокуроров.

ВОПРОС 149: Имеется ли в действиях судмедэксперта Емельянова В.Г. состав преступления? ГОЛОСОВАТЬ

ВОПРОС 150: Обязан ли прокурор принять меры к расследованию факта уничтожения судмедэкспертом вещественного доказательства в деле об убийстве? ГОЛОСОВАТЬ

Итак, становится совершенно очевидным, что судмедэксперт Емельянов В.Г. уничтожил этот журнал. Почему, читатель?

Сейчас я бы задал вопрос бывшему главному судмедэксперту г. Москвы Панову И.Е., который так неосторожно 9 декабря 1997 года заочно поручился за Емельянова В.Г.:
"Панов Игорь Евгеньевич, Вы еще не хотите взять свои слова обратно? Нет? И правильно! Как справедливо говорил мой бывший адвокат Муратов А.И. директору юридического центра "ТИАН" Ангелову В.Н. на слушании в Пресненском суде г. Москвы 28 октября 1999 года
"Подождите: Вы, может быть, узнаете еще много интересного".

Итак, любознательный мой читатель, что, на твой взгляд, в этом случае должен сделать на месте Шашкова Д.А. обыкновенный следователь (простой следователь, даже не следователь прокуратуры, и не по каким-то там особо важным делам)? Я так полагаю, что он должен задать себе следующий вопрос: "А при каких обстоятельствах стало известно об «утрате» этого журнала?". Если об этом стало известно два года или шесть месяцев назад, и если об этом имеется соответствующий документ - это одно, но если это обнаружилось только что – это, батенька, совсем другое! Значит, нужно копнуть поглубже - посмотреть другой журнал - "Журнал регистрации трупов в судебно-медицинском морге", который должен храниться уже не десять, а двадцать пять лет. Имеется ли в нем запись о трупе Гурской Н.А.? Или случилось то же самое, что и с регистрацией окровавленной одежды, что и с регистрацией ДТП (запись об этом ДТП отсутствует в соответствующем журнале ГАИ ДПС при РОВД Калязинского района)?

Ау-у! Господин Пано-ов! Если Вы живы и здравствуете, чего я Вам искренне желаю, предлагаю Вам пари: я утверждаю, что указанный журнал регистрации трупов за 1996 год тоже не найдется, а если найдется, то в нем не будет записи о трупе Гурской Н.А. Принимаете? Нет? Я жду ответа.

Хотя, если подумать серьезно, то возможны два варианта ответа на вопрос о наличии записи в Журнале регистрации трупов в судебно-медицинском морге СМО ЦРБ г. Кашина: либо записи в журнале нет, либо она там есть. Если в этом журнале записи нет, то ее не следует искать и в Журнале регистрации носильных вещей, ценностей и вещественных доказательств - очевидно, что закон нарушался с самого начала; но если запись о трупе Гурской Н.А. в этом журнале есть, то должна быть запись и в Журнале регистрации носильных вещей, ценностей и вещественных доказательств (сначала все могло идти по закону, вернее - по привычке). Хотя, сдается мне, что привычным в Тверской области как раз стало беззаконие. Тогда отчего же этот журнал был уничтожен?
И здесь могут быть два варианта: либо в Журнале регистрации носильных вещей записано, что одежда выдана родственникам Гурской Н.А. и эта подпись была подделана, либо в этом журнале записано, что одежда убитой Гурской Н.А. передана следователю такому-то (либо следователю РОВД Калязинского района Давыдову В.М., либо следователю прокуратуры того же Калязинского района Бородкину О.В.). Интересно, какой вариант ответа предпочтет независимый читатель?
Можно учесть тот факт, что следователь прокуратуры Бородкин О.В. из органов прокуратуры давно уволен, торгует в Калязине паленой водочкой, и потому прокурорам нет смысла его прикрывать - ему и так ничего не угрожает; так же, наверное, можно сказать и о следователе Давыдове В.М. - он уже тоже должен выйти на пенсию - и его тоже прикрывать особенно незачем (хотя это не факт). Самым нужным для преступного сообщества в этой компании является, безусловно, заведующий судебно-медицинским отделением при ЦРБ г. Кашина Емельянов Владимир Гаврилович, потому что ему еще до пенсии далеко - работать и работать. И если Тверская областная прокуратура кого-то здесь прикрывает, то именно его. Хотя, граждане, как говорится, легко и тяжело раненые, допустима еще одна версия: прокурор Шалаев пока работает на том же самом месте, и, если окажется, что за окровавленную одежду Гурской Н.А. расписался у судмедэксперта следователь прокуратуры Калязинского района , то кому как не прокурору Шалаеву отвечать на соответствующие вопросы? Да, граждане, версия для прокуратуры достаточно неприятная.
Но самое интересное состоит в том, что дальнейшее развитие событий позволит любознательному читателю сделать абсолютно однозначный вывод о том, кто же из перечисленных выше фигурантов уничтожил это вещественное доказательство убийства.

ВОПРОС 151: Как вы считаете, имеется ли запись о трупе Гурской Н.А. в Журнале регистрации трупов при СМО ЦРБ г. Кашина? ГОЛОСОВАТЬ

ВОПРОС 152: Имелась ли запись о трупе Гурской Н.А. в Журнале регистрации носильных вещей, материальных ценностей и вещественных доказательств при СМО ЦРБ г. Кашина? ГОЛОСОВАТЬ

ВОПРОС 153: Что было записано в Журнале регистрации носильных вещей, материальных ценностей и вещественных доказательств при СМО ЦРБ г. Кашина относительно вещей, обнаруженных на трупе Гурской Н.А.? ГОЛОСОВАТЬ

Впрочем, что-то я отвлекся.
Итак, я знакомился с результатами дополнительного расследования, выполненного следователем Шашковым Д.А. В общем, все свои претензии к следствию (на действия (бездействие) следователя Шашкова Д.А.) я изложил в жалобе на имя начальника отдела по расследованию особо важных дел Булавкина А.И. и сдал жалобу через шесть дней - 12 марта 2003 года - в канцелярию Тверской областной прокуратуры, находящуюся в том же здании.
Краткое содержание жалобы:
1. Не получен ответ из школы №5 г. Калязина о спортивных кружках, которые вел Мальков.
2. Не был направлен аналогичный запрос на фабрику «Красный швейник», где Мальков работал спортивным инструктором.
3. Следствие незаконно уклонилось от выяснения судьбы окровавленной одежды жены и личной роли в этом судмедэксперта Емельянова В.Г..
4. Следствие незаконно отказалось установить обстоятельства «утраты» «Журнала регистрации носильных вещей, ценностей, документов и вещественных доказательств» ЦРБ г. Кашина за 1996 год.
5. Следствие незаконно отказалось проверить наличие записи о трупе Гурской Н.А. в журнале регистрации трупов ЦРБ г. Кашина.
6. Следствие не дало оценку допустимости доказательства справки следователя прокуратуры Калязинского района Бородкина О.В. о размере телесного повреждения на левой стороне головы Гурской Н.А. как «8х8 см толщиной 2 мм».
7. Заключение №4 от 09-10 января 2003 г. по факту смерти Гурской Н.А. противоречит материалам уголовного дела, является незаконным, поскольку противоречит требованиям двух основных ведомственных инструкций Министерства здравоохранения РФ.
8. Следствие необоснованно предъявило обвинение Виноградову Э.В. в причинении мне тяжких телесных повреждений.
9. Предъявление Малькову обвинения в «убийстве по неосторожности» противоречит материалам уголовного дела по следующим основаниям:
указанная квалификация действий подразумевает обязательное отсутствие у обвиняемого мотива для убийства, а также прямого или косвенного умысла на убийство. Кроме того, квалификация «убийство по неосторожности» подразумевает, что лицо не предвидело общественно-опасных последствий своих действий (удара кулаком в висок) в то время как материалы уголовного дела указывают на то, что Мальков убил Гурскую Н.А. при следующих обстоятельствах:
- с целью облегчить другое преступление (покушение на убийство Гурского Н.М.);
- с целью скрыть другое, уже совершенное, преступление (автомобильная авария по вине Малькова и телесными повреждениями средней степени тяжести при отягчающих вину обстоятельствах – до 3-х лет лишения свободы);
- на то, что умысел Малькова был именно убить Гурскую Н.А., указывают и действия Малькова, последовавшие после убийства им Гурской Н.А.: Мальков ни одним из своих действий не показал, что убийство Гурской Н.А. не было его целью;
- обвиняемый Мальков, имея высшее образование по специальности «Физическое воспитание», изучал предметы «Основы биомеханики», «Анатомия человека» и «Физиология человека», осведомлен об опасности причинения ударов в височную область головы, где черепная кость самая тонкая;
- Гурская Н.А. была убита как лицо, в связи с выполнением этим лицом общественного долга (Гурская Н.А. своим физическим вмешательством прекратила избиение ногами Мальковым и Виноградовым лежащего на земле беззащитного Гурского Н.М. и оттащила Малькова из кювета от своего мужа на дорогу).

Про начальника отдела по расследованию особо важных дел Булавкина А.И. я узнал тут же в коридоре - фамилии всех начальников отделов висели в табличке на стене. Из этой же таблички я узнал, что мой старый знакомый прокурор Горьков В.А. - бывший начальник отдела прокуратуры Тверской области по надзору за следствием - теперь надзирает за соблюдением законов на транспорте и в таможне. "А-а, ну-ну", - как говаривал, сидя в гостиной одной нехорошей московской квартиры, один шкодливый герой известного сумеречного романа.
Я полагаю, что у читателя не должно возникнуть вопросов о том, кто же в Тверской области помогает надзирающему за таможней прокурору Горькову В.А. реализовывать законный конфискат. Во всяком случае в городе Калязине.

И на этом мой рассказ о результатах очередного дополнительного расследования был бы завершен, если бы еще не одна знаменательная случайность, раскрывающая механизм профессионального роста прокурорских работников, и ту питательную среду, в которой они произрастают. Но об этом - на следующей странице.

Вперед

 

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit