О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Последний круг >

8. "Киллер из Калязина". Пик творчества следователя Шашкова Д.А.

Читателю должно быть интересно, чем же отличается работа следователя отдела по расследованию особо важных дел от работы следователей обыкновенных – типа виденных мной лично следователей Давыдова, Бородкина, Виноградова, Овсеенко, а также оставшихся, к сожалению, "за кадром" моего пристального внимания следователей Лисицина и Репина. Именно поэтому, перед тем как приступить к завершению моего правдивого повествования, считаю необходимым рассказать о некоторых фактах работы по моему делу юриста 2-го класса, старшего следователя отдела по расследованию особо важных дел Тверской областной прокуратуры Шашкова Д.А.
Читатель, наверное, помнит, с каким завидным хладнокровием реагировал следователь Шашков Д.А. на мои слова о многочисленных фактах нарушения закона, совершенных при расследовании в Калязине этого уголовного дела: невозбуждении уголовного дела по факту убийства, старательном зачеркивании в бланке протокола допроса убийцы моей жены Малькова типографского текста об ответственности свидетеля за дачу ложных показаний, уничтожении моей куртки со следами крови жены, уничтожении окровавленной одежды жены, уничтожении протокола наружного осмотра тела жены, публикация лживой статьи в калязинской газете начальником следственного отдела при Калязинском РОВД А.Скобелевым (ныне председатель суда), и т.п. Это было в самом начале. И эта реакция следователя Шашкова не внушала мне особых надежд на, как это записано в статье 7 УПК РФ, «законность, обоснованность и мотивированность» последующих действий следователя. Тем более что начальником у него был заместитель прокурора области Виноградов О.Н., о позиции в "моем" уголовном деле которого мне уже было кое-что известно.
Однако первые три следственных действия, выполненные следователем Шашковым, оказались исключительно точными и результативными, иначе говоря - естественными: 10 ноября 2002 г. он допросил в качестве эксперта доктора медицинских наук, профессора Коренева Ю.И. Его показания оказались самыми ценными из всех прочих заключений «экспертов», сделанных по этому уголовному делу. Тем, кто в Твери работает с профессором Кореневым Ю.И. или у него учится, это знать должно быть очень приятно и полезно. А профессор сказал просто – он сказал правду: во-первых, «Разрыв аневризмы головного мозга сопровождается сильным кровоизлиянием, не заметить которого при вскрытии эксперту нельзя (а в протоколе вскрытия об обнаружении кровоизлияния нет ни слова). Таким образом, аневризма, ее разрыв, это макроскопический диагноз, который устанавливается патологоанатомом непосредственно при вскрытии»; во-вторых, «Аневризма, тем более у больных, которым за 30 – 40 лет, чаще носит симптомный характер, т.е. больные жалуются на головные боли, тошноту, головокружение, неврологическая симптоматика (немение конечностей, пошатывание)» (л.д. 173, т.4).
После допроса профессора Корнева Ю.И. следователь Шашков допросил 15 ноября судмедэксперта Емельянова В.Г., очевидно ознакомив его с показаниями профессора Корнева. И судмедэксперту Емельянову пришлось выкручиваться (л.д.175, т.4): он стал утверждать, что, во-первых, аневризму он увидел, и это даже была не аневризма, а необычные свойства стенок сосудов головного мозга, поэтому и не указал в акте вскрытия на наличие аневризмы; а во-вторых, далеко не все обращаются к врачам с жалобами на свое здоровье.
Посмотрим, что говорит закон: в «Правилах производства судебно-медицинских экспертиз», п. 8.11.5 указано следующее: «исследовательская часть должна объективно и исчерпывающе полно протоколировать все фактические данные, выявленные в процессе исследования трупа». Следовательно, заведующий судебно-медицинским отделением при ЦРБ г. Кашина Емельянов В.Г. конечно же лгал, что он "видел аневризму".
Затем следователь Шашков сделал еще один очень точный шаг - получил копию направления материалов уголовного дела в Тверь на судебно-гистологическое исследование, подписанного Емельяновым. Из этого направления (
всего одна страничка ) следует, что Емельянов направлял материалы вскрытия в областное бюро не для подтверждения, а для установления диагноза. Дотошный читатель может найти это слово, подчеркнутое тем, кто подписывал это направление - то есть самим судмедэкспертом Емельяновым В.Г.  (чтобы разглядеть эти слова, нужно сильно увеличить картинку).
Из этих трех документов со всей очевидностью следовало, что у убитой ударом кулака в левый висок моей жены Гурской Натальи Аркадьевны никакой «аневризмы сосуда головного мозга» не было!!!
Что же потом сделал следователь Шашков?
Во время одного из моих самых первых с ним разговоров следователь Шашков сообщил мне, что будто бы Мальков стал большим предпринимателем в городе Калязине, «широко развернулся». Я-то знал, что это мало походило на правду, потому что осенью 2000 года Мальков продал свой магазин - как раз перед тем, как адвокат Муратов А.И. очень аккуратно подвел меня к постановлению о применении к нему (Малькову) акта амнистии, и затем также аккуратно увел меня от обжалования этого постановления.
Но, конечно, слова следователя Шашкова о процветании бизнеса у Малькова могли быть и правдой - много ли для этого надо? Получить от своих ребят - прокуроров с Тверской таможни - на реализацию пару фур какого-нибудь конфиската - и дело в шляпе.
Однако невольно задумаешься над тем, с какой целью говорит потерпевшему слова о процветании убийцы его жены следователь по особо важным делам? Каков его умысел? Не являются ли эти слова повтором тех столь памятных
признательных слов следователя Калязинского РОВД Виноградова Юрия Николаевича: «Жить-то на что-то надо!». А может, следователь запугивал потерпевшего? А может, он намекал на возможность (и реальность) выгодного "мирового соглашения".

ВОПРОС 161: С какой целью следователь Шашков Д.А. «обронил» слова о том, что Мальков стал в Калязине «крутым бизнесменом»? (просто так; указать на бесполезность моих поисков правды ГОЛОСОВАТЬ

Повышение в звании следователя Шашкова Д.А.
Да, читатель, очень интересно сопоставлять разные казалось бы не связанные между собой факты, очень много может это открыть пытливому взгляду независимого исследователя. В марте 2003 года я сделал на своем «ксероксе» копии почти всех материалов по этому девятому предварительному расследованию, и обнаружил один маленький интересный фактик. Я уже указывал выше чин следователя Шашкова Д.А., в котором он начинал это дополнительное расследование – юрист второго класса. Однако, при ознакомлении с материалами дела 6 марта 2003 года, я увидел, что следователь Шашков стал уже юристом первого класса. Поздравил, спросил: «За какие-нибудь особенные заслуги?». «Нет, - был ответ Дмитрия Александровича, - подошло время очередного повышения».
Потом я проверил по своим копиям документов из уголовного дела – последним документом с указанием чина следователя Шашкова как «юриста второго класса» было незаконное и необоснованное заключение №4 судебно-медицинской экспертизы тверских экспертов по факту смерти моей жены.
Безусловно, своевременное повышение в звании необходимо молодым работникам в каждой сфере, это касается не только людей, находящихся на государственной службе. Но вот только насколько это полезно (даже если и подошел установленный для этого срок), если этот работник занимается делом, за которым следит весь миллионный город (я имею в виду убийство любимца тверичан певца Михаила Круга)? И насколько это оправданно? И каждый простой – вроде меня – обыватель обязательно задаст себе вопрос: «А как продвижение следователей прокуратуры по службе связано с расследованием ими громких уголовных преступлений?». На данном конкретном примере читатель сам сможет ответить на этот вопрос. Особенно если учесть, что это самое громкое убийство в г. Твери к апрелю 2004 года еще не было раскрыто (и не будет раскрыто никогда).
ВОПРОС 162: Какова, по вашему мнению, основная причина повышения в чине в январе-марте 2003 г. следователя по особо важным делам Тверской областной прокуратуры Шашкова Д.А.? ГОЛОСОВАТЬ

Киллер из Калязина
Еще один интересный разговор со следователем Шашковым состоялся, насколько я помню, где-то в марте месяце 2003 года, может быть и немного раньше: как бы между прочим, но с оттенком некоей профессиональной гордости, следователь Шашков сообщил мне, что у них поймали киллера, который был ранен в перестрелке здесь, в Твери. «Ну, если у киллера дело доходит до перестрелки, то это не профессиональный киллер», - ответил я. «А знаете, где его поймали? В Калязине! – сообщил мне свою «радостную весть» следователь по особо важным делам Шашков Д.А.
Неужели можно подумать, что эти слова были сказаны мне следователем просто так, без определенного умысла? 
Потом я найду в интернете сообщение об этом событии - в газете "Тверская жизнь" за 22 февраля 2003 года было опубликовано следующее короткое сообщение:

Признался в шести убийствах
Как стало известно «ТЖ» от источников в правоохранительных органах, в шести убийствах сознался тверитянин Александр Агеев, задержанный оперативниками две недели назад на автотрассе «Кимры – Калязин», сознался в убийстве шести известных кимрских предпринимателей. Операция по задержанию Агеева была организована сразу после двойного убийства вечером 6 февраля. Тогда в Кимрах около автобусной остановки на улице 50 лет Октября восемью выстрелами из пистолета и автоматата Калашникова были застрелены смотрящий за кимрским общаком Вадим Кокушев и его «помощник» Владимир Крылов. В это время в Кимрах по серии убийств работала совместная оперативная группа областных УБОПа, управления уголовного розыска и местного УВД. Оперативники в считанные минуты прибыли на место преступления и опросили свидетелей. Со слов очевидцев удалось установить номер автомашины, на которой скрылся киллер. В ходе погони, организованной по горячим следам, около Калязина и была остановлена «девятка» подозреваемого. Как уже сообщалось ранее, задержанный оказался сотрудником еженедельника «Тверское время», где числился личным водителем редактора газеты Галины Жевновой. 8 февраля в офисе редакции на проспекте Победы был проведен обыск и изъята трудовая книжка подозреваемого. Прокурор Кимрской межрайонной прокуратуры Вячеслав Безручко подтвердил «ТЖ» факт признания задержанным совершения шести убийств, но от дальнейших комментариев отказался, ссылаясь на то, что дело передано в областную прокуратуру. В свою очередь начальник следственного управления областной прокуратуры Олег Виноградов сообщил «ТЖ», что в этом деле много неясного и делать какие-то официальные заявления еще слишком рано. По нашей информации, следствие отрабатывает сейчас связи Александра Агеева в криминальном мире Твери. Считается, что он входил в так называемую славянскую организованную преступную группировку. Андрей БОРИСОВ


Итак, очевидны расхождения между словами следователя Шашкова и журналиста Борисова. Кому верить? Во-первых: в статье о ранении киллера, о котором мне было сказано следователем Шашковым, - ни слова, хотя, похоже, что ранение могло иметь место, потому что в статье речь идет о пистолетно-автоматной стрельбе, то есть именно о перестрелке; во-вторых: как таковой трассы "Кимры-Калязин" не существует, а есть трассы "Кимры-Горицы", "Горицы-Кашин" и "Кашин-Калязин" общим расстоянием примерно сто сорок километров, поэтому полуторачасовая "погоня по горячим следам" представляется маловероятной - с современными средствами связи такая погоня была бы закончена в первые пол-часа - один звонок милиционеров из Кимр в Горицы и в Кашин, и трасса была бы перекрыта. Очень похоже, что киллер, проживавший и работавший в Твери, рванул совсем в другую от Твери сторону - в Калязин, чтобы отлежаться и подлечиться у своих ребят, и благополучно своей цели достиг. Но арестован он был в Калязине по той простой причине, что был кем-то сдан. Интересно, кто в Калязине мог сделать такой шикарный подарок и друзьям убитых смотрящего за Кимрским общаком Вадима Кокушева с его помощником Владимиром Крыловым, и правоохранительным органам - родной Тверской областной прокуратуре? Ну да это уже не наше дело.

ВОПРОС 163: С каким умыслом следователь Шашков рассказывал потерпевшему о киллере, пойманном в Калязине? ГОЛОСОВАТЬ

Зря стараетесь, гражданин следователь; как и зря старался на слушании 13 мая 1999 года судья судебной коллегии Тверского областного суда Райкес Борис Самуилович, когда задавал мне свой вопрос о том, что «неужели ко мне домой два раза приезжали «калязинские»; как и зря старался адвокат Муратов А.И., когда после того слушания, уже в машине, заострил мое внимание на этом вопросе судьи Райкеса; как и зря старался бывший следователь Генеральной прокуратуры РФ, а ныне адвокат Волков В.М. со своим шоу в помещениях Генеральной прокуратуры РФ.
Show, как говорится, must go on!

Электронно-цифровая подпись следователя Шашкова Д.А.
А теперь я расскажу о самом пике «творчества» юриста первого класса, старшего следователя отдела по расследованию особо важных дел Тверской областной прокуратуры Шашкова Д.А.; я представлю читателю «факсимиле», «электронно-цифровую подпись» следователя Шашкова Д.А., код его, как говорится, аутентификации. И я, наконец, отвечу на свой же недоуменный, заданный еще летом 1997 года самому себе вопрос, - я наконец-то пойму, на что же они все, начиная со следователя Давыдова и адвоката Гоцева, на что же они все рассчитывают, когда глумятся над потерпевшими от преступлений.
В своей жалобе от 12 марта 2003 г. на действия следователя Шашкова я доказывал необоснованность предъявления Малькову обвинения в неумышленном убийстве указанием, в частности, на то, что Мальков в течение всего происшедшего на дороге был абсолютно спокоен, что он не крушил всех и вся направо и налево, что он выполнял только те действия, которые позволяли ему достичь поставленной перед собой цели. При этом я указал на тот факт, что Мальков, только что убивший ударом кулака в висок мою жену, повернулся лицом к стоявшей рядом Галине Петровне Гурской, несколько секунд посмотрел на ее окровавленное в результате автомобильной аварии лицо, на ее окровавленную голову, и ударил ее несильно ладонью по лицу. Именно в таком виде изложены показания самой Гурской Г.П. в протоколе очной ставки с Мальковым (л.д. 203-204, т.1). Вот эти показания:
«
Когда Мальков оказался на дороге, примерно на середине, то Наташа ему сказала, что ты мне все заплатишь до копейки. Мальков что-то ответил ей, а потом ударил кулаком по голове Наташу. Наташа повернулась с разворотом влево и упала перпендикулярно дороге ногами к машине ЗАЗ-1011. Потом он, Мальков, ударил без слов меня рукой, ладонью по щеке. Ударил меня не сильно, выдержав паузу 5-6 секунд.
После этого он пошел к Виноградову и стал избивать Гурского ногами, лежащего
».

Позже, уже в апреле месяце, когда я, сидя вечером дома за письменным столом, читал подписанное следователем Шашковым обвинительное заключение, и выписывал одно за одним противоречия обвинительного заключения материалам уголовного дела, я чувствовал, как нарастает во мне праведное возмущение и как закипает моя кровь; но когда я дошел до описания следователем именно этого момента, я физически ощутил, как задрожал на самой грани в моем мозгу самый последний переключатель, самый последний триггер - я понял, что еще чуть-чуть, и какой-нибудь сосудик все-таки лопнет в моей башке. И я медленно и осторожно отодвинул от себя обвинительное заключение, выключил компьютер, оделся, и пошел гулять на улицу.
Я понял! Я понял, на что они все рассчитывают: это обвинительное заключение следователя Шашкова было простым покушением на убийство потерпевшего. Не больше и не меньше. Как и действия всех остальных прокуроров и следователей. А расчет у всех у них простой и испытанный: "Он не выдержит! Он не должен выдержать! Если он и дальше будет биться головой о стену, он сам сдохнет".
Вот эти несколько слов старшего следователя отдела по особо важным делам Шашкова Д.А. (страница 3 обвинительного заключения, л.д. 330, т.4):
«Мальков И.В., действуя умышленно, из хулиганских побуждений с целью причинения Гурской Н.А. телесных повреждений, нанес потерпевшей сильный удар кулаком правой руки в область головы, то есть в жизненно-важный орган. От полученного удара Гурская Н.А. упала на землю, скончавшись на месте происшествия. Ударив Гурскую Н.А., Мальков И.В. тут же нанес удар [выделено мной] ладонью правой руки по лицу Гурской Г.П.».
Как у тебя с фантазией, читатель? Предлагаю проникнуть в шкуру следователя Шашкова, когда он сочинял эти строки: зная материалы уголовного дела, и зная текст моей жалобы, в которой я указал на факт продолжительной паузы между этими двумя ударами как на свидетельство того, что Мальков был хладнокровен и полностью контролировал свои действия, следователь пишет в обвинительном заключении противоположное. Какие чувства испытывает при этом человек? Психолога бы сюда. Наверняка такие же, какие испытывает убийца, нанося беззащитной женщине профессиональный удар кулаком в висок.

 ВОПРОС 164: С каким умыслом следователь Шашков Д.А. извращал в обвинительном заключении  материалы уголовного дела? ГОЛОСОВАТЬ


ВОПРОС 165: Какие чувства испытывает следователь «по особо важным делам», сознательно излагая в обвинительном заключении обстоятельства убийства, противоположные фактически имевшим место? ГОЛОСОВАТЬ

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit