О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Сюжет для Голливуда >

11. Диалог Первоадвоката с Умником 11 мая 2006 г.

Время действия: вечер 11 мая 2006 г.
Место действия:
г. Москва, служебный кабинет Первоадвоката.
Действующие лица:
Первоадвокат
(Генри Маркович) – человек, похожий на Председателя президиума МГКА адвоката Резника Г.М.
Умник (Андрей Иосифович) – человек, похожий на адвоката юридической консультации №20 МГКА Муратова А.И. 

 

Умник: Здравствуйте, Генри Маркович!
Первоадвокат:
Здравствуйте, здравствуйте, Андрей Иосифович! Присаживайтесь. Давненько не виделись. Я уж не буду спрашивать вас о том, откуда прибыли. Об этом мы представление имеем. У меня другой вопрос: как там у вас дела с передачей "Человек и Закон", и работает ли еще жена вашего знакомого Петровича на телевидении?
Умник:  ?
Первоадвокат:  Не поняли вопрос? Ай-яй-яй, Андрей Иосифович! Что же у вас с памятью? Память у адвоката – главный инструмент. Тогда я сообщу вам наводящую информацию: ваш колобок докатился до Кремля. Что-то не очень он торопится, но и на месте не стоит.
Умник:  Подождите, подождите, Генри Маркович, начинаю соображать. Но откуда вам известно про жену Петровича?
Первоадвокат:  Интернет, Андрей Иосифович, великая сила!

Умник
:  Я ждал этого. И что же этот колобок там пишет?
Первоадвокат:  В интернете ваш потерпевший пока ничего не пишет – только готовится, но он написал жалобу на имя гаранта, и я сегодня имел разговор с очень большим человеком из Администрации. Что именно он там написал – не знаю, но разговор был не из приятных. Однако что меня удивило, так это то, что с подобным  делом  там вообще стали разбираться. Был от них гонец, взяли жалобу этого вашего клиента, вашу объяснительную и выписку из протокола заседания президиума – будут знакомиться с материалом. Что-то не пойму я их: вчера было такое развеселое послание, а сегодня… ч-черт знает что! Ладно бы гарант вчера что-то сказал на эту тему, а то ведь – ни гу-гу.  Совершенно непонятно..., а сегодня ... Просто чертовщина какая-то. Нужно помозговать. Затем вас и пригласил.
Умник: Генри Маркович, давайте по порядку – у меня не выходит из головы ваш первый вопрос. Откуда вы узнали про телевидение, и что-то я не понял про интернет: сделал он сайт или нет?
Первоадвокат: На два ваших вопроса ответ один: мне в руки попал  сделанный вашим бывшим клиентом готовый материал для сайта. Все-таки есть у наших людей совесть! А говорят о разложении нашей молодежи. Ничего подобного! Нет, слово «совесть» какое-то неточное, затертое, замызганное. Переставьте в нем две буквы местами, и получится гораздо лучше: «своесть». Люди должны расти и получать соответствующие преимущества и награды не по принципу совести, а по принципу своести. Свой, то бишь наш человек передал мне эту информацию. Вот из этого материала я и узнал про то, как вы обработали своего клиента.
Умник: Теперь понятно. А что сказал очень большой, как вы говорите, человек из Администрации?
Первоадвокат: А что он мог сказать? Попугал маленько, я маленько подыграл. Что он мне может сделать? Я им не по зубам - в России нет такого человека, который может меня снять. А этот из Администрации может из назначенных депутатов свои веревки вить. Он сказал, что там у них начинают раскручивать новую тему – соблюдение прав потерпевших.
Умник: Конечно, сейчас бы эта жалоба была бы им в самый раз. Но, я думаю, Генри Маркович, как там начали, так там же и закончат.
Первоадвокат: Вы не только умник, Андрей Иосифович, так вы таки еще и циник!
Умник: Посудите сами, Генри Маркович: права потерпевших - это же не газ, не нефть, и не власть: через год выборы, а никто из потерпевших у них ничего из этого не ворует. Спустят все на тормозах.
Первоадвокат: Но для чего-то они эти материалы взяли!
Умник: И это непонятно. Уму непостижимо. Черт знает что такое.
Первоадвокат: Вот я и вызвал вас – вместе обдумать, чтобы обделать это дело с умом. К тому же этот человек из Администрации сказал, что для нашей же пользы  будет, если этот ваш колобок выбросит из головы идею создания сайта. Да и мне кажется, что адвокатскую тайну все-таки надо соблюдать. В общем, задача поставлена, Андрей Иосифович. И вот вам исходные материалы – диск с текстами вашего клиента, телефон и электронный адрес того самого нашего своего человечка, образно говоря - доносчика. Интересный субъект, между прочим. Я думаю, вы легко найдете с ним общий язык.
Умник: А чем он так вам понравился, Генри Маркович? И почему мы должны легко найти общий язык?
Первоадвокат: Я не сказал, что «понравился». Я сказал – «интересный». А общий язык вы найдете потому, что он, как я понял, тоже сторонник высказанной вами в прошлый раз теории насчет умных и глупых. Кроме того, он ваш тезка – тоже Андрей. А интересен он тем, что начал наше общение одной известной вот уже две тысячи лет фразой: «Что вы мне дадите, если я предам вам того, кто…». Так что, Андрей Иосифович, готовьте ваши денежки.
И я хочу еще раз напомнить: основное условие то же, что и пять лет назад – не должно быть никакого скандала, и клиент должен угомониться. Хотя бы на столько же – лет на пять.  А поэтому фокус с демонстративной прослушкой телефонов клиента у вас уже не пройдет. Угроза должна быть более существенной.  Попробуйте снова использовать его приятеля Петровича, но втемную – не показывайте ему этих текстов. Я думаю, он на это пойдет. Если его жена все еще работает на телевидении. А если не работает, предложите ему денег – он, насколько я понимаю, тоже субъект неглупый.

Умник
:  Все понятно, Генри Маркович. Это будет несложно. Меня немного тревожит только то, что этот человек из Администрации  может выйти на главного редактора газеты. Если он вышел на вас, то выйдет и на него. Но это уже не ваша забота, Генри Маркович. Однако на всякий случай попросите секретаря сделать мне выписку из протокола заседания президиума по этому делу.
Первоадвокат: С выпиской нет проблем - вот она, ждет вас. Но на прощанье я хочу задать вам один вопрос, давно собирался: как  так вышло, что вы допустили ошибку в оценке степени риска, когда взялись за дело этого вашего клиента? Ведь у вас такой большой опыт - работали судьей Мосгорсуда, да и ума не занимать, и потому в людях вы должны разбираться достаточно хорошо. Вы фактически оказались на месте этих глупых, как вы говорите,  адвокатов из юридической фирмы "Тиан".  Чем вы объясните такой свой прокол? Мне это нужно знать, как руководителю. Да и вас хочется узнать получше. Но только как на духу, не юлить - помните, что  "адвокатская тайна" - понятие коллегиальное. Как, впрочем, и все прочие. К тому же помните, что я хоть уже и не работаю следователем, но опыт имею. Поэтому давайте лучше начистоту, от всей, так сказать души, тем более что интересы у нас с вами общие.
Умник:  Я понимаю, Генри Маркович. Ну, во-первых, по этому уголовному делу в нашей газете была статья - то есть делу придана огласка, а это всегда повышает ставки. Во-вторых, я разговаривал с автором статьи, Ольгой Богуславской, да и сам ее читал, и понял, что со стороны потерпевших это дело очень перспективное. В-третьих: фамилия у потерпевшего вполне приличная, не иванов-петров-сидоров - наша фамилия, ну и я полагал, что у нас не будет никаких взаимных недопониманий. В-четвертых, за мое участие в первом слушании он заплатил тысячу долларов, что меня вполне устраивало. В-пятых, он работал в коммерческом банке, что давало основания рассчитывать на сохранение таких ставок в течение всего времени рассмотрения дела, то есть на все четыре года, до применения акта амнистии и дальше до европейского суда, потому что там местные прокурор и судья сажать убийцу не собирались, что следовало из того, что убийца (и одновременно причинивший тяжкие телесные повреждения) даже не был арестован. Вообще. А по закону ему меньше десятки не светило. По совокупности. Там преступлений - целый букет, плюс свидетели. Но случились неожиданные обстоятельства - после дефолта в августе девяносто восьмого года мой клиент сел на мель, в то время как противная сторона сделала мне предложение, от которого было трудно отказаться. А мой клиент - человек не того сорта, кого следует опасаться: не внушает, мягкотел. Интеллигенция, одним словом. Кроме того, мы его как следует обработали. Поэтому я полагал, что он уже сломлен и на все забил. Тем более что гражданское дело я ему выиграл.
Первоадвокат: Забил, говорите? Как видите - нет. Требуется небольшое уточнение: с чьей стороны была инициатива сближения с противной стороной?
Умник: Конечно с моей, потому что они там глупые все, привыкли своих местных давить, а тут все-таки Москва. К тому же там до меня работали и этот "Тиан", и еще один адвокат - бывший следователь генеральной прокуратуры. Попаслись, а дерьмо за собой не прибрали. Вот и пришлось защищать честь московского адвоката. 
Первоадвокат: М-да-а! Все понятно. Такое дело - мечта любого адвоката. Что-ж, желаю вам удачи. Впредь надо быть осмотрительнее. Всего вам самого доброго.
Умник: Спасибо, Генри Маркович. До свидания.


Вперед 

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit