О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Первое расследование >

6. Поездка в Кашин к судмедэксперту Емельянову В.Г.

В августе 1996 года одна из подруг жены, Татьяна Игнатова, неожиданно позвонила мне, и сказала, что хочет познакомить меня с одним человеком. Татьяна раньше работала вместе с Натальей, они дружили давно, несмотря на значительную разницу в возрасте – Татьяна была моложе моей жены лет на десять. Их объединяло, по всей вероятности, сходство характеров. Возможно, еще и то, что Татьяна росла в детском доме: в ее отношении к Наталье было что-то очень уважительное, как к матери. Татьяна была высокой, красивой, уверенной в себе молодой девушкой. Таких теперь называют «топ-моделями». Как-то раз она рассказала, как однажды пришла устраиваться по объявлению к только начинавшему тогда раскручиваться ныне знаменитому нашему модельеру Александру Зайцеву. Зайцев ее посмотрел и зачислил. Татьяна, в числе прочих новичков, пошла знакомиться с условиями работы. Там одна из «старослужащих» моделей решила сразу же поставить новичков на место, и очень опрометчиво выбрала для этой цели Татьяну – пренебрежительным тоном послала ее сбегать на улицу за сигаретами. В ответ она услышала о себе много интересного, причем слова «старая вешалка» были самыми ласковыми. «Старослужащая» едва усидела на своем стуле. Нечего и говорить, что Татьяна Игнатова в конторе у Зайцева надолго не задержалась.
Ну так вот, Татьяна позвонила мне, и мы договорились о встрече. Она пришла еще с двумя женщинами, одна из которых представилась Фроловой Еленой Федоровной. Оказалось, что Елена Федоровна работала судьей в городе Междуреченске Кемеровской области, имела, кроме юридического, и медицинское образование, по именам знала экспертов, работавших в Республиканском центре судебно-медицинской экспертизы (вместе с ними училась). Выслушав мой рассказ, она попросила свозить ее в Калязин. Я опять попросил машину у руководителей банка, хотя мне это уже становилось неудобно. Машину с шофером мне опять дали, и мы с моей новой знакомой поехали в Калязин. Цель ее поездки была взглянуть на уголовное дело – есть ли там протокол наружного осмотра тела жены и что в нем написано.
Я понимал, что наш визит носит какой-то незаконный характер: Елена Федоровна адвокатом не являлась, договора я с ней не заключал, ордера у нее не было.
 Следователя Бородкина на месте не застали. Возвращаться не солоно хлебавши? "Поехали к судмедэксперту!" - решительно заявила Елена Федоровна. Приехали в Кашин. Я зашел в избушку, в которой размещалось отделение судебно-медицинской экспертизы, и увидел сидящего за столом Емельянова В.Г. Пригласил его выйти на улицу. Елена Федоровна представилась ему судьей из Москвы и попросила меня оставить их наедине. Я отошел в сторонку. Она разговаривала с ним с глазу на глаз прямо здесь же - на улице во дворе ЦРБ г. Кашина перед входом в эту избушку.
Был теплый солнечный день, дул легкий ветерок, яркий шарфик Елены Федоровны трепетал на ветру. На вид ей было лет сорок, стройная, высокая, красивая, уверенная, со вкусом одета – ни дать ни взять судья Верховного суда. Разговаривали они недолго - минут десять. Когда мы ехали назад, она была в шоке, она всю дорогу твердила: «Как же он дрожал, как он дрожал!»; и еще: «Взятых на месте убийства - не арестовать?! Не допросить?! Отпустить?! И чтобы такое делалось в Москве?!» (для людей из Сибири двести километров – не расстояние).
Чего так боялся судмедэксперт при ЦРБ г. Кашина Емельянов В.Г., «эксперт с семнадцатилетним стажем руководитель межрайонного бюро судебно-медицинской экспертизы Кашинской ЦРБ»? Отчего он так дрожал? Терпение, дорогой читатель, и ты все узнаешь.
Позже, при расставании, Фролова Е.Ф. дала мне служебный телефон Пушакова Сергея Михайловича - одного из экспертов Республиканского центра СМЭ. Я попробовал ему один раз позвонить – для консультации. Он, узнав, по какому я вопросу, мне категорично ответил, что вступать в контакты с заинтересованными лицами не имеет права, и положил трубку. Вот нормальный ответ эксперта. Сопоставьте его с действиями тверского судмедэксперта Тарасовой Октябрины Ивановны. И я снова ставлю предыдущий вопрос, но в измененной форме.

ВОПРОС 15: «Имеются ли основания утверждать, что Тарасова О.И. имела определенный «личный интерес» в этом уголовном деле?» ГОЛОСОВАТЬ

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit