О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Первое расследование >

18. Публикация в газете «МК»

     Шестого марта 1997 г. в газете «Московский комсомолец» вышла статья Ольги Богуславской «Смерть на обочине». Написано мастерски, но я пожалел, что не имел возможности подкорректировать текст: мне не понравилось, что Богуславская пыталась вызвать жалость у читателей тем, что я заикаюсь: какая разница, заикаюсь я или нет?, ведь статья не о проблемах, с которыми сталкиваются люди с дефектами речи - статья о преступлении и наказании. И еще я бы убрал два предпоследних абзаца: не всё, что пишется в личных письмах, можно тащить в газету. А так – ничего, очень профессионально, даже было бы «супер», если бы не два «но».
     Читатель, наверное, понял, что следствие не предъявило Малькову обвинения в убийстве, используя два сфальсифицированных факта: что у Натальи была аневризма сосуда головного мозга, и что причиненный ей Мальковым удар слабым.
     В своих заключительных размышлениях О. Богуславская пишет: «А в подавляющем большинстве случаев, связанных с нанесением увечья или гибелью больных людей, закон безмолвствует. Слово преВ соотведоставляется судье. А для судьи это чистой воды провокация. Провокация, запланированная дыркой в законе».
    Во-первых, мне сразу не понравились рассуждения О. Богуславской о «дырке в законе». Не должно быть в этом месте никакой «дыркив, потому что уж очень серьезное это «место» – определение виновности в убийстве. Здесь не может быть «дырки». Не должно. Значит, журналистка что-то не доисследовала. Я чисто интуитивно не поверил этим рассуждениям. Особенно учитывая тот факт, что О. Богуславская, по ее словам, консультировалась с экспертами из Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы.
     И, «как оказалось впоследствии, при составлении протокола», я был прав: некоторое время спустя я выяснил, что именно в  случаях смерти от кровоизлияний в мозг при наличии патологии сосудов головного мозга как раз никакой «дырки в законе» нет. Про эту «дырку в законе» ей наверняка напели те московские судмедэксперты, которые стряпали для калязинских свои заключения по этому делу, и с которыми, это очевидно, консультировалась журналистка Ольга Богуславская. Но это выяснится позже – несколько месяцев спустя.
     Во-вторых, мне показалось совсем уж сомнительным утверждение о том, что если «закон безмолвствует», «слово предоставляется судье».  Зачем же валить все на судью? Судья не может одновременно и устанавливать причину смерти,  и предъявлять обвинение, и определять наказание. Судья определяет наказание в пределах обвинения, предъявленного следствием; или, как это было до введения в действие нового УПК РФ, отправляет дело на дополнительное расследование. Теперь судье такого права – отправлять дело на дополнительное расследование - насколько мне известно, не дано.
   А следствие выдвигает обвинение на основе материалов дела и заключения экспертов. Всё.
   Ольга Богуславская, учитывая, что пишет она на эти темы очень много и очень давно, не могла этого не знать. Очень похоже, что и эти слова она написала со слов и по просьбе судмедэкспертов Республиканского центра: уж слишком выгодно такое утверждение судебно-медицинским экспертам. Из статьи О. Богуславской сам собой напрашивается вывод, что ни следователи, ни судмедэксперты ничего не могут поделать благодаря этой якобы существующей «дырке в законе», откуда сама же Богуславская приходит к выводу: лафа бандитам: убивай – не хочу.
     Некоторое время спустя жизнь сама даст мне в руки  доказательства того, эти два утверждения журналистки Ольги Богуславской ложны. Эти два утверждения оказались очень выгодны убийце, оказались очень выгодны моему адвокату Гоцеву М.В., работавшему на убийцу, и оказались очень выгодны судебно-медицинским экспертам Республиканского центра, поставившим свои подписи под актами экспертизы по этому уголовному делу, незаконными и необоснованными, а если говорить нормальным человеческим языком – преступными (что будет доказано – чуть-чуть терпения, читатель!).
     У каждого читателя естественным образом возникнет законный вопрос: - А чем же эта ложь (если это ложь) выгодна автору статьи – персонально журналистке  Ольге Богуславской? Вопрос серьезный. Почти философский.  Почему человек лжет? Может ли лгущий не преследовать личных интересов? И какие такие «личные интересы» могут быть у человека, который провозглашает ложь «на крышах» – для миллионов читателей газеты «МК»? И для какой части общества оказывается эта ложь выгодной и желанной?
     Ах, какими душками изображают в наших телесериалах разнообразных экспертов, особенно судебно-медицинских. Каковы они на самом деле, ты узнаешь, читатель. О том, в чем именно состоит незаконность и необоснованность заключений судебно-медицинских экспертов Республиканского центра СМЭ – рассказ впереди.

ВОПРОС 20: Может ли лгущий не преследовать личных интересов? ("Ложь - намеренное искажение истины, неправда", С.И.Ожегов, "Словарь русского языка") ГОЛОСОВАТЬ

Вперед
 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit