О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Первое расследование >

Текст статьи О.Богуславской

Напомню читателю, что эта статья написана Ольгой Богуславской на основе обвинительного заключения, составленного следователем прокуратуры Бородкиным О.В., работавшим на убийцу. Именно по этой причине изложение в статье некоторых деталей противоречит тому, как это было на самом деле и как это было изложено выше в моем правдивом повествовании.

Текст статьи О.Богуславской «Смерть на обочине»




«МК» 6 марта 1997 г.

СМЕРТЬ НА ОБОЧИНЕ

 

Это случилось в ночь на 29 июня 1996 года неподалеку от города Калязина.
А могло случиться в другом месте в какое угодно время.


Итак, в полночь ехал на своей "Таврии" Николай Михайлович Гурский. Настроение у Николая Михайловича было очень хорошее, потому что ехал он со своей женой и женой родного брата на дачу. А в это же время им навстречу следовал автомобиль "Жигули" девятой модели, за рулем которого находился молодой и веселый Игорь Валерьевич Мальков. В отличие от совершенно трезвого Гурского Мальков был пьян. Навеселе были и его компаньоны — Эдуард Викторович Виноградов и молодые барышни Э.Опалинская и Е.Карпова. Приблизившись к перекрестку с малой дорогой на деревню Иванково, Мальков выехал на встречную полосу прямо перед машиной Гурского. Позабыв включить указатель поворота, он начал поворачивать налево. При этом он не переключился с дальнего света и ослепил Гурского. В результате "Жигули" столкнулись с "Таврией". Успевший вывернуть руль Гурский вылетел на своей "Таврии" в кювет.
На языке ГАИ удар называется фронтально-боковым.
На языке обыкновенном человеческом все это можно было определить единственным словом "повезло", потому что и в той, и в другой машине все остались живы. Нельзя, однако, сказать - здоровы. Гурский ударился головой, кроме того, сильно расшиб ноги. Жена брата получила сотрясение мозга. А жена Гурского, Наталья Аркадьевна, отделалась царапиной, потому что сидела на заднем сиденье.
Выбравшись на шоссе, пассажиры "Таврии" ожидали чего угодно - перебранки, спора, а может, и смущения... Водитель "Жигулей" был виноват и знал это. Однако пьяные Мальков и Виноградов, видно, раз и навсегда усвоили в детстве, что лучший способ защиты - нападение.
И Виноградов налетел на Гурского. Виноградову не терпелось выяснить, кто водитель. Уяснив, что за рулем был Николай, Виноградов спросил: что будем делать? Николай ответил, что будет ждать приезда милиции.
Однако Виноградов ждать никого не собирался. С какой же это стати он должен терпеть выкрики Натальи Гурской о том, что машина ей очень дорога, и они, те, кто был в "Жигулях", за все будут платить. И Виноградов ударил Наталью Гурскую по щеке.
Николай отвел жену в сторону. Но Виноградов уже почувствовал, что он сильней. Он схватил Гурского за джинсовую куртку и дважды ударил по лицу. Гурский от второго удара увернулся, он пришелся как бы по касательной, однако это еще больше разъярило Виноградова. Он ударил Гурского ногой в пах.
Гурский упал на обочину. Виноградов стал бить упавшего ногами. Бил по голове, по шее, по рукам, которыми Гурский старался закрыть голову. Опалинская и Карпова вроде как смотрели кино - они не сделали никакой, даже вялой попытки остановить Виноградова.
Между тем подошел Мальков - до этого он был занят осмотром своей разбитой машины. Мальков тоже стал бить лежащего Гурского ногами, стараясь попасть по ребрам. Тем временем Наталья и Галина Гурские подошли к барышням из "Жигулей" и стали просить их как можно скорей вмешаться в происходящее. Это, очевидно, показалось Малькову из ряда вон выходящим безобразием. Только женщин еще не хватало в их мужском "разговоре". Он подошел к Наталье Гурской и неожиданно ударил ее кулаком в висок.
Наталья упала.
Галина Гурская начала кричать - он ударил и ее.
Потом, не обращая внимания на то, что Наталья лежит не двигаясь, он вернулся к месту, где лежал Николай Гурский. Мальков и Виноградов избивали Гурского не менее получаса.
Они продолжали его бить и после того, как приехала милиция. В присутствии работников милиции они били его и по лицу, и по телу, ногами и руками. Они озверели. Уже за полночь, уже после того, как их предупредили, что наденут наручники, они наконец остановились. Однако только после того, как Виноградов подбежал к лежащей Наталье Гурской, ударил ее ногой в пах и прокричал: "Вставай, чего разлеглась, сука!" Но Наталья Гурская не встала.
Она умерла.
Люди, которым можно все, появились не сегодня. Они всегда были, есть и будут. Но совсем не всегда им создаются в обществе условия наибольшего благоприятствования. Когда условий этих нет, у простых смертных нет и ощущения полной беззащитности, отравляющего жизнь. Уровень отпора ощущается в обществе с теми же десятыми долями градуса, как температура тела. Когда за действием неукоснительно следует противодействие, иначе ведут себя все.
Попробуем представить, как чувствуют себя в этой жизни Мальков и Виноградов. Игорь Валерьевич Мальков уроженец и житель города Калязина. Ему 34 года. Он директор ТОО "Астра", владелец нескольких торговых точек в Калязине и Кашине. Калязин — город маленький. Стало быть, и человек он в городе не последний. Судим. Эдуард Викторович Виноградов тоже проживает в Калязине. Ему 28 лет, и работает он тоже в "Астре", экспедитором. Дважды судим. И Мальков, и Виноградов были осуждены к лишению свободы с отсрочкой приговора. Дело было два года назад. Понятно, что у директора и экспедитора ТОО "Астра" от общения с правоохранительными органами осталось легкое чувство превосходства.
Полагаю, что чувство это окрепло, когда следователь Калязинского РОВД В.М.Давыдов дал понять Николаю Гурскому, что не он тут главный. У Гурского и прежде никогда не было ощущения превосходства. Он с детства заикается, а таким людям все победы достаются в десять раз дороже, чем прочим. Этим он не избалован. И росту не богатырского, и нрава спокойного. Гурский работает программистом в "Межтрасбанке", а жена была ведущим инженером-программистом в Центральном банке. Николаю скоро пятьдесят, а жене было сорок два. Единственному сыну 15 лет.
Так вот, изучение обстоятельств дела началось с того, что следователь Давыдов не дал Гурскому разрешения на участие в осмотре места происшествия. Странно, но факт. Не позволил он ему и ознакомиться со схемой ДТП. Отказал в выдаче направления на судмедэкспертизу. В свою очередь, Мальков и Виноградов неведомо как обзавелись домашним адресом Гурского. К Николаю дважды приезжали крепкие молодые люди - поговорить...
Но оказалось, что все это сущие пустяки. Главное ожидало Николая Гурского впереди.
Восьмого января следователь прокуратуры Калязинского района О.В.Бородкин подписал обвинительное заключение по обвинению Малькова и Виноградова. Виноградов обвиняется в злостном хулиганстве, Мальков — тоже, но кроме того — в нарушении многочисленных правил дорожного движения и в нанесении Николаю тяжких телесных повреждений. Что правда, то правда. Гурский был доставлен в больницу с переломом поперечного отростка поясничного позвонка и переломом двух ребер, что привело к повреждению легкого. Такая травма опасна для жизни, и именно благодаря ей в обвинительном заключении присутствует статья 108 УК Рф (нанесение тяжких телесных повреждений).
А как же Наталья Гурская? Ведь она убита.

Из обвинительного заключения по уго­ловному делу № 15096:

«Потерпевшей Гурской Н.А. со стороны Малькова была причинена в результате удара кулаком в лицо закрытая черепно-мозговая травма, вызвавшая ушиб мозга, что привело к появлению мелкоочаговых кровоизлияний в околожелудочковой зоне ствола головного мозга. Ушиб мозга потерпевшей повлек за собой возникновение у потерпевшей менее тяжких телесных повреждений (выделено мной - О.Б.). Таким образом, Мальков своими умышленными действиями грубо нарушил общественный порядок на трассе Калязин-Кашин, совершил насилие над личностью потерпевших, то есть он совершил преступление, предусмотренное статьей 206 ч.2 УК РФ».

Всякому, кто впервые сталкивается с такого рода сюжетом, перво-наперво хочется протереть глаза — не показалось ли?
Не показалось.
Медленно и внимательно прочтите заключение судмедэксперта В.Г.Емельянова. Там говорится: "Смерть Гурской наступила от кровоизлияния под мягкие мозговые оболочки и в желудочки головного мозга, возникшие при разрыве ранее имевшейся у нее аневризмы сосудов основания головного мозга. При жизни Гурская страдала врожденной патологией сосудов головного мозга, которая (согласно записям в ее амбулаторной карте) протекала у нее бессимптомно".
Аневризма — это растяжение, истончение стенки сосуда. Наталья Гурская ничем не болела и ни на что не жаловалась. Ее медицинские карты на этот счет не оставляют никаких сомнений. Однако известно, что патология сосудов головного мозга может на протяжении длительного времени не давать о себе знать.
В буквальном смысле слова никак. Коварство аневризмы состоит в том, что истонченный сосуд может разорваться в любую минуту. Но не просто так, а только в случае каких-нибудь дополнительных обстоятельств. И человек умрет.
Эксперт Емельянов пишет: "Разрыв болезненно измененного сосуда основания головного мозга у Гурской мог возникнуть не только в результате удара по голове, но и в результате резкого подъема артериального давления вследствие стрессовой ситуации, а также от сочетания двух данных причин".
Да, все так. Кто же знал, что у потерпевшей такая болезнь? Снаружи ее не видно, да и сама она о ней понятия не имела. Выходит, Мальков не виноват?
Нет, выходит совсем не это. Емельянов просто немножко не дописал. У него значится: "разрыв сосуда мог возникнуть не только в результате удара по голове", а следовало бы: "разрыв сосуда не мог не возникнуть в результате удара".
И эксперт, и следователь, разумеется, очень хорошо знают, в чем состоит "пикантность" сюжета.
Российский закон практически не регламентирует взаимоотношение травмы с заболеванием. То есть статьи о причинении вреда здоровью больным людям в российском уголовном кодексе просто нет. Все остальное имеется. Если тебя просто избили - это злостное хулиганство. Если тебя покалечили — это нанесение тяжких телесных повреждений. Но все это при условии, что потерпевший до происшествия был здоров.
Тут законодатель сумел установить прямую связь между причиной и следствием. А в подавляющем большинстве случаев, связанных с нанесением увечья или гибелью больных людей, закон безмолвствует.
Слово предоставляется судье. А для судьи это чистой воды провокация. Провокация, запланированная дыркой в законе. Не каждый удар, скажет нам адвокат Малькова, может повлечь за собой смерть.
Правильно. Если ударить по руке — скорей всего, человек останется жив. Но удар в висок считается ударом сокрушительным, и недаром люди, занимающиеся боевыми искусствами, получают именно на этот предмет дополнительные познания. От того, что человек страдал каким-то заболеванием, удар этот не становится менее опасным. И еще: нужно иметь веские основания для нанесения такого удара.
Разве они были у Малькова?
Разрыв сосуда мог произойти от эмоционального напряжения и в связи с изменением артериального давления. Да. Но эксперт Емельянов знает, как и любой эксперт, что каждый из этих факторов, включая и удар кулаком, УСИЛИВАЕТ ВЛИЯНИЕ ДРУГОГО. Недобросовестность Емельянова состоит в том, что он об этом не упоминает. И смело пишет: "Между возникновением у Гурской телесных повреждений и наступлением ее смерти отсутствует прямая причинная связь".
Каждый раз, вникая в подробности такого рода ситуации, и эксперты, и судьи ; имеют обыкновение называть это казусом. По Далю казус — это необычайный судебный случай. Боюсь, что слово "необычайный" в нашей истории неуместно. Почему? Потому что этот пробел в законе невероятно красноречиво характеризует наше правосудие.
Да что ж тут для нашей жизни необычайного? Есть преступление, а больше ничего нет. Ничего за ним не следует.
Нет, следует, конечно. Другое преступление. А за ним третье...
А то, что это не исправили в новом уголовном кодексе, естественно. Видно, над ним работали совершенно здоровые люди.
На фоне этого "казуса", вероятно, как-то неуместно говорить о совершенно нематериальном вреде, который неминуем, если Мальков, убивший человека, не будет признан виновным в его смерти. Получится, что человек, совершивший тяжкое преступление, не просто не наказан, но - выиграл. Благодаря такому казусу сотни убийц чувствуют себя победителями. Значит, можно бить женщину в висок. Можно бить и мужчину — за то, что его машина не вовремя подвернулась на дороге. Все можно. Потому что, как написано в книжке моего детства, в "Голубой чашке", недоговорить не значит соврать.
Николай Михайлович знает, что жена спасла ему жизнь. Ее отец, ученый-геолог, тоже погиб, спасая других, — он утонул. Если суд сочтет, что нанесенный ему "моральный ущерб", то есть смертельная тоска, может выражаться в какой-то сумме, он уже решил — перечислит деньги на счет мужского монастыря в Кашине, чтобы монахи построили на деревенском кладбище, где похоронена убитая на дороге женщина, часовню в честь святой великомученицы Натальи. Он так и написал в письме: "То, что такая святая есть, я знаю".

Слушание дела начинается 18 марта.

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit