О проекте
Содержание
1.Пролог
2."Разговор" с Всевышним 26.06.2003 г.
3.Туда, где кончается ночь
4.Первое расследование
5.Первое слушание
6.Применение акта амнистии к убийце
7.Отмена применения акта амнистии
8.Последний круг
9.Гурская Наталья Аркадьевна
10.Сомнительные законы
11.Теоремы Справедливости
12.Недосужие домыслы
13.Встреча с сатаной
14.О национальной идее
15.Эпилог
Статистика
1.Ответы на вопросы
2.Показать вердикт
3.Тексты и копии материалов уголовного дела
4.Тексты и копии материалов гражданского дела
5.Полный список действующих лиц
6.Статистика
7.Комментарии читателей
8.Сколько стоит отмазаться от убийства
ПОСЛЕ ЭПИЛОГА
1.Ошибка адвоката Станислава Маркелова - январь 2009 г.
2.Карьера милиционера Андрея Иванова (или Почему стрелял майор Евсюков?) - 18.01.2010
3.Ложь в проповеди патриарха Кирилла и правда рэпера Ивана Алексеева - 30.04.2010
4.Что такое Общественное движение Сопротивление? - 2014 г.
поиск
Содержание >> Применение акта амнистии к убийце >

Результаты третьего предварительного расследования. Откровение следователя Виноградова

Это дополнительное расследование следователь Виноградов проводил шесть месяцев вместо положенных двух. Правда, один раз он прислал мне уведомление: «Сообщаю Вам, что 17 августа 1998 г. производство предварительного следствия по уголовному делу №15096 приостановлено на основании ст. 195 п.3 УПК РФ. Ст. следователь Калязинского РОВД м-р юстиции (подпись) Виноградов Ю.Н.».
Что гласит эта статья уголовно-процессуального кодекса? Сначала я даже и не заглянул в кодекс - зачем?, все равно мяч на их стороне. Я никуда не спешу, да и были, кроме работы, другие серьезные семейные дела: странности со здоровьем семнадцатилетнего сына, который наотрез отказывался ходить по врачам - приходилось водить его за руку; осложнения со здоровьем инвалида первой группы 80-летней матери. Я заглянул в УПК лишь несколько месяцев спустя: «Статья 195. Основания и сроки предварительного следствия. Предварительное следствие приостанавливается:…3) в случае неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».
Понимаешь, читатель? Старший следователь Калязснского РОВД майор юстиции Виноградов Юрий Николаевич не смог установить лицо, которое надлежало привлечь в качестве обвиняемого! И в самом деле – кого привлекать: Виноградова или Малькова? Малькова или Виноградова? А тут еще свой же начальник – начальник следственного отдела Калязинского РОВД пишет в газете, что Богуславская все наврала; а не наврала лишь то, что имеется «дыра в законе». Кого привлекать в качестве обвиняемого? Да и прокурор Шалаев Ю.А., который дважды заявлял частный протест с просьбой направить дело для рассмотрения дела в суде в ином составе, но оба раза отзывал свои частные протесты, то есть Шалаев не хотел судебного преследования обвиняемых. Разве эти действия прокурора не являются синонимом устного указание прокурора Шалаева следователю Виноградову?
Но, слава Богу, я тогда не стал разбираться с этим уведомлением следователя – кинул его в ящик стола и забыл, иначе бы оно мне попортило еще немало крови.
На самом деле это извещение было «приветом» с той стороны, звуком охотничьего рога, возвещающего начало третьей охоты; это было следующее издание, расширенное и дополненное, наглого смеха Малькова мне в лицо в зале суда – теперь они смеялись все вместе: Мальков, Шалаев, Бородкин, Лебедев, Скобелев, Гоцев, Волков и следователь Виноградов, а с ними и прокуроры отдела по надзору за следствием Тверской областной прокуратуры Суходольский, Буданов и Горьков. Но мне в то время было не до них. И слава Всевышнему!
Однако закончился 1998 год, и следователь Виноградов Ю.Н. закончил свое дополнительное расследование.
Для ознакомления с результатами этого расследования приехали в Калязин с адвокатом Муратовым зимой, четырнадцатого января 1999 года. Поднялись на второй этаж РОВД, зашли в кабинет 26, поздоровались. Муратов сразу открыл дело и стал листать страницы. Почитав так несколько минут, он вдруг взорвался, сказал что-то резкое (слов я не запомнил) и хлопнул томом уголовного дела по столу. Вышло у него это очень естественно – я даже сначала поверил в искренность негодования адвоката Муратова. Но продемонстрированный адвокатом Муратовым взрыв эмоций был так нехарактерен для него, что этот эпизод еще долгое время сидел в моей «оперативной памяти» и я постоянно его анализировал.
Оказалось, что следователь Виноградов вообще ни одному из обвиняемых не предъявил обвинения ни в убийстве, ни в причинении тяжких телесных повреждений. На вопрос адвоката Муратова «Как так может быть?» следователь Виноградов Ю.Н. ответил: «А что вы хотите? Жить то на что-то надо! Вы знаете, какая у меня зарплата?».
Вот так, бесценный мой читатель, без обиняков, ничтоже, как говорится, сумняшеся, четырнадцатого числа января месяца 1999 года доложил реальную обстановку в городе Калязине потерпевшему по уголовному делу о тяжких преступлениях старший следователь РОВД Калязинского района майор юстиции Виноградов Юрий Николаевич – хоть стой, хоть падай.
Какой человек, окажись он на моем месте, не онемеет хотя бы на минуту от такого ответа? Отвисла челюсть и у меня.
Адвокат Муратов взял ручку и бумагу, и начал писать ходатайство. Я спросил разрешения у следователя сделать ксерокопию заключения Республиканского центра судебно-медицинской экспертизы (третьего по счету). Следователь разрешил, и я тоже занялся делом. После того как закончил, убрал копировальный аппарат, и, в ожидании адвоката Муратова, оглядел кабинет - интереснейшая картина предстала моему взору, как же я не обратил на это внимания прошлым летом - в мое первое посещение этого кабинета? Рабочий стол следователя Виноградова, за которым строчил свое ходатайство адвокат Муратов, стоял вдоль узенького кабинета, имеющего ширину около двух с небольшим метров. Следователь Виноградов сидел на стуле спиной вплотную к одной стене, а прямо перед его лицом, на противоположной стене на уровне среднего человеческого роста (прошу заметить: не высоко в углу под потолком, как это обычно делается в русских избах, а прямо перед ним, следователем Виноградовым Юрием Николаевичем, майором юстиции) висела старинная икона в серебряном окладе с ликом Иисуса Христа. «Ну и что тут такого?» - скажет самостоятельно мыслящий читатель, и будет совершенно прав. Но только я не успел описать еще одной маленькой детали: прямо за спиной следователя Виноградова, чуть выше его головы, то есть непосредственно напротив лика Христа канцелярской кнопкой была приколота к стене журнальная фотография Владимира Высоцкого в роли капитана Жеглова из незабвенного фильма «Место встречи изменить нельзя». Как у тебя с фантазией, читатель? Представляешь? С одной стороны – капитан Жеглов с его бессмертной чеканной фразой «Вор должен сидеть в тюрьме», с другой стороны – Иисус Христос («Возлюби ближнего своего, как самого себя»), а между ними – старший следователь майор юстиции Виноградов Юрий Николаевич собственной персоной с уголовным кодексом Российской Федерации (автором которого в некоторой степени является и мой бывший адвокат Гоцев Михаил Васильевич) на столе . И сколько вот на этом стуле возле этого стола сидело нашкодивших калязинских жителей, которым старший следователь Виноградов показывал сначала большим пальцем правой руки за свою спину на фотографию Владимира Высоцкого, потом – указательным пальцем той же руки - на икону в серебряном окладе, а потом – тыкал пальцем в разные статьи уголовного кодекса. И человеку уже не нужно объяснять, что он, следователь Виноградов Ю.Н., может поступить вот так, но может поступить и вот эдак - даже ничего не нужно говорить о том, что у него очень маленькая зарплата.
Не исключено, что следователь Виноградов Ю.Н. приводил кое-кому и другую незабвенную фразу капитана милиции Глеба Жеглова из его разговора со старшим лейтенантом Шараповым:
«– Здесь МУР, а не институт благородных девиц. Убита женщина, а убийца разгуливает на свободе. А он должен сидеть в тюрьме!».
Так что, бесценный мой читатель, у нас там написано в новом Уголовно процессуальном кодексе Российской Федерации в статье номер семнадцать «Свобода оценки доказательств»? «Судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью?». Законом и совестью? "А-а, ну-ну", как говаривал, сидя на кухне одной нехорошей квартиры, один из героев одной подгоревшей рукописи.
Я справился у следователя Виноградова о здоровье следователя прокуратуры Бородкина Олега Владимировича.
- Бородкин из прокуратуры уволен, - ответил Виноградов без тени сожаления или сочувствия к судьбе своего товарища.
- Как, уволен? – переспросил я от неожиданности.
- Уволен на улицу, с нехорошей формулировкой, - уточнил Виноградов, но с тенью плохо скрываемой зависти к Бородкину.
Именно из-за этой неясности в интонации я тогда не поверил следователю Виноградову. И поэтому через полгода, снова оказавшись в этом кабинете, в ожидании следователя Виноградова я спросил о судьбе Бородкина О.В. сидевшего за соседним столом молодого человека – вероятно, тоже следователя.
- Да, из прокуратуры уволен, но сразу открыл магазин – торгует подпольной водкой. И откуда взял деньги на магазин?! – изумился молодой человек.
- Вот из этого уголовного дела, - сказал я, и кивнул на лежавшие на столе три потрепанных набитых бумагами скоросшивателя, – уничтожил несколько документов и вещественных доказательств.
   Примерно через полгода, в зимнее время, машина, на которой я проезжал с товарищем мимо города Калязина, была остановлена сотрудниками ДПС - для проверки документов. Пока мой товарищ  общался с инспектором, я подошел к другому офицеру и спросил его о следователе Бородкине - правда ли, что тот открыл в городе магазин? 
- Да не магазин вовсе, а так - палатка, - был ответ. - Сожгли ее недавно.

Как ты думаешь, пытливый мой читатель, за какое свое деяние был уволен следователь прокуратуры Калязинского района Бородкин Олег Владимирович? За то, что уничтожил вещественное доказательство в уголовном деле об убийстве? За то, что уничтожил протокол наружного осмотра тела моей жены? Или за то, что умыкнул у потерпевшего его разбитую машину и продал?
Нет, нет и нет!
Этих деяний следователь Бородкин О.В., как мне было авторитетно заявлено прокурорами по надзору за следствием из Тверской областной прокуратуры Суходольским - Будановым - Горьковым, следователь Бородкин вовсе не совершал. Тогда за что же?
Остается одно: следователь прокуратуры Калязинского района Тверской области Бородкин О.В. был уволен за то, что плохо нарушал закон - уничтожив из уголовного дела протокол наружного осмотра тела моей жены, в котором было указано телесное повреждение на левом виске как имеющее
"размеры 8х8 см толщиной 2мм" , он не догадался уничтожить другой документ – написанный своей же рукой – документ, дублирующий этот самый протокол наружного осмотра, не так ли?

ВОПРОС 58: За что был уволен следователь Калязинской районной прокуратуры Бородкин Олег Владимирович? ГОЛОСОВАТЬ

Процедура ознакомления с результатами дополнительного расследования закончена, адвокат Муратов передал следователю Виноградову Ю.А. свое ходатайство (я тоже его подписал, не вдаваясь в подробности) и, собираясь к отъезду, адвокат Муратов спросил следователя:
- Как же это так возможно – раньше обвинение в причинении тяжких телесных повреждений предъявлялось Малькову, а теперь – не предъявляется, хотя в материалах дела ничего не изменилось?
- Вот такой я следователь – я не могу определить, кто из двоих подследственных причинил потерпевшему этот опасный для жизни удар.
- А вы ничего не боитесь? - спросил следователя адвокат Муратов.
- А чего мне бояться? Мне через полгода на пенсию – небось, дотяну. А такое бывает сплошь и рядом. Вон у нас было дело: несколько мужиков избивали одного, забили до смерти, а обвинение в убийстве никому не предъявили, потому что следователь не смог определить, кто из них нанес смертельный удар ногой по голове потерпевшему. А Вы, извиняюсь, кем были до того, как стали адвокатом? – спросил в свою очередь следователь Виноградов Ю.Н. адвоката Муратова А.И.
- Судьей, - ответил Муратов.
- Ну, тогда мне Вам объяснять нечего.
В тот день, 14 января 1999 года, я узнал, что мой адвокат Муратов А.И. прежде работал судьей. Хорошая выстраивается цепочка из моих адвокатов: первый – полковник милиции, бывший сотрудник центрального аппарата МВД, второй – бывший следователь Генеральной прокуратуры, и третий – бывший судья. Вот только в каком именно суде работал судьей мой адвокат Муратов А.И. мне предстоит узнать не скоро. А этот фактор окажется, как ты узнаешь, читатель, некоторое время спустя, очень существенным.
И, кроме того, эти три моих адвоката, словно кем-то это было специально подстроено, работали в трех разных структурах - в коммерческой юридической фирме, в Московской областной коллегии адвокатов и в Московской городской коллегии адвокатов.
В общем, граждане, как кем-то весьма справедливо было замечено, жизнь значительно богаче наших представлений о ней.

Вперед

 
  infopolit
://top.mail.ru/jump?from=1307188"'+ ' target=_top>Рейтинг@Mail.ru<\/a>') if(11 infopolit